Лучший стрелок (Top Gun), 1986, Тони Скотт, рецензия

Добрыня Никитич о том, что любят девочки в «Лучшем стрелке».

Неправы те, кто считает женскими фильмами мелодрамы о красивой любви – брехня; девочки больше всего любят истории о простых романтиках, тех самых отважных летчиках и моряках, и если есть на свете картина, лучше всего демонстрирующая аксиоматичность данного правила, то это «Лучший стрелок». Красавец в форме, непременная интрижка с недурственной барышней, главная песня, словно заимствованная из плейлиста «самых романтичных треков эвер» – дамское счастье as is. Собственно, за подобную очевидную поверхностность детище Скотта-младшего и получает исправно по шапке, ибо лента действительно не блещет драматургией, заметно провисает сюжетно и таки не отличается умом и сообразительностью. С таким же успехом вместо летчиков могли быть морские котики, саперы, подводники – неважно кто, принципиален лишь военный антураж, вокруг которого можно накрутить стандартную повесть о сорвиголове, идущему наперекор системной дисциплине этсетера, этсетера. Весьма условный локальный антагонист в лице Вела Килмера и совсем уж абстрактный антагонист глобальный в лице сами-знаете-кого, летающих на МиГах, наличествуют лишь для формальной связки эпизодов в довольно бессюжетной, в общем-то, истории – не может же, в самом деле, герой просто так слоняться по барам и рассекать на истребителях?

Пикировки истребителей сочатся тестостероном, однако синти-поп саундтрек предусмотрительно удерживает градус риска в пределах нормы – все во славу условности, несерьезности, дурачества.

Все это так, и да, «Лучший стрелок» сам подставляется под все камни, пущенные в его огород, но фокус в том, что он совершенно этого не заслуживает в силу своей обезоруживающей непритязательности и показательной легкости, с которой он движется из точки А в точку Б и далее по сценарному маршруту. Это хрестоматийная романтизация опасной службы со всеми подобающими атрибутами, главный из которых – всенепременный броманс, где один из пары аполлоноподобный везунчик с мечтательным прозвищем Странник, а второй простоватый зануда Гусь; скажете – слишком просто? но ведь сработало – отвечу я («Гусь, я тебя не подведу!»). Must-have в виде привлекательной блондинки обернулся дополнительным бонусом неизменно привлекательной линии преподавательница-студент, словно созданной для любого женского журнала – и после этого кто-то еще удивляется нарочитой глянцевости? Пикировки истребителей сочатся тестостероном, однако синти-поп саундтрек предусмотрительно удерживает градус риска в пределах нормы – все во славу условности, несерьезности, дурачества. По-хорошему, весь фильм мог занимать один-единственный план несущегося на мотоцикле Тома Круза. Потому что это красиво, потому что это запоминается, потому что это для девочек.