Отрочество (Boyhood), 2014, Ричард Линклейтер, рецензия

У хваленого эксперимента, помимо небывалой аутентичности и экономии, увы, есть обратная сторона медали — в частности, главный актер Колтрейн из очень симпатичного и смазливого ребенка, как это водится, вырастает в Маколея Калкина. Стас Селицкий ругает «Отрочество».

Восьмилетний мальчик Мейсон (дебютант Эллар Колтрейн) живет с мамой (Патриция Аркетт) и сестрой (Лорелей Линклейтер) в типичной одноэтажной Америке. Некоторое время назад молодой лоботряс-отец (Итан Хоук) оставил их и ушел на вольные хлеба, но теперь он хочет наладить отношения с отпрысками.

Стоит хоть раз опуститься в томную атмосферу Ричарда Линклейтера и станет ясно, что режиссер тот еще зануда с реалистичным авторским почерком о бытовых парадигмах, ведь даже романтика у Линклейтера такая же обыденная. В случае с «Отрочеством» у него вышел идеальный материал под себя, неоклассическая история, свой «Форрест Гамп» об Америке начала двухтысячных: вскользь о политике, культуре и самоопределении. Без трудной судьбы семьи было, конечно, не подступиться — из нее вытекает развитие сюжета. Кто еще не знает, метод создания этого фильма Линклейтер придумал сам, то есть он снимал одних и те же актеров на протяжении одиннадцати лет, и многие, конечно же, были либо дебютантами, либо гостевыми участниками. У хваленого эксперимента, помимо небывалой аутентичности и экономии, увы, есть обратная сторона медали — в частности, главный актер Колтрейн из очень симпатичного и смазливого ребенка, как это водится, вырастает в Маколея Калкина. Несмотря на довольно адекватный для трехчасового полотна монтаж, практически вся вторая половина фильма, по сути, сводится к натужным поискам себя, где во многом можно разглядеть автобиографические нотки создателя. Настоящее же «Отрочество» заканчивается где-то под конец второго часа на пророческой шутке про «Звездные войны» и буквально до этого момента все идеально: и ритмика, и повествование, и мораль.

бойхуд 2

Где-то там Обама еще протирает сенаторские штаны, американская мечта только начинает принимать осязаемые формы на волне первых подростковых успехов, а небо, как и в начале, небо такое одинокое.

Линклейтер не был бы собой, если не вставил нетипичные грабли для героев, в особенности для сопровождающих взросление героя отца и матери. Мама пашет на работах и все мечется в поисках лучшего, тем самым опустошая себя, папа, с годами нашедший мудрость, кажется, и душой не стареет, — Линклейтер не женоненавистник, просто в жизни очень часто все происходит именно так, если ты женщина, а ты мужчина. По понятным причинам к «Отрочеству» стоит подходить с позиции американских стандартов и именно по этим причинам фильм Линклейтера казался ближе всех к главной заветной статуэтке Оскара. Где-то там Обама еще протирает сенаторские штаны, американская мечта только начинает принимать осязаемые формы на волне первых подростковых успехов, а небо, как и в начале, небо такое одинокое.