Голодный сон в пещере рождает чудовищ

Пещера (La cueva), 2014, Альфредо Монтеро Эрик Шургот рецензирует испанский хоррор про ужасы «Пещеры».

«Пещера» — мокьюментари хоррор с человеческим лицом. В том смысле, что место злобных потусторонних тварей тут занимают заглянувшие в глаза смерти люди, озверевшие от жажды и обратившиеся в агонизирующих ублюдков. Но все это происходит лишь в последние минут двадцать, а до того нас упорно будут убеждать, дескать, на самом-то деле они вполне нормальные ребята, кто же знал, что с голодухи в темной пещере их злые сущности вылезут наружу. В итоге добрую треть фильма нормальные ребята будут паясничать на камеру, заниматься сексом, блевать с передоза, мочиться в штаны, демонстрировать на камеру задний проход и сиськи, словом, проводить отдых на природе вдали от цивилизации. Как потом выяснится, вся эта вакханалия неспроста, и моральный облик героев начинает вырисовываться еще до пресловутой оказии с пещерой – кто вел себя по-скотски у костра, те и оскотинились. Однако при первом просмотре столь долгая подводка скорее утомляет, тем более, путешествие через пещерные лабиринты так же начинается с веселого гиканья и периодической фокусировки камеры на упругих ягодицах одной из героинь. Пещера «Перщера», рецензия Что же по части хоррора, то он опирается главным образом на клаустрофобию и агрессивное поведение отчаявшихся горе-туристов. А герои изначально выставляются эталонными идиотами, коим слишком сложно сочувствовать. Ведь ни одному весельчаку из бравой пятерки не пришла в голову идея, что в витиеватой пещере неплохо бы оставлять метки, по которым проще найти дорогу к выходу. В этом, конечно, есть своя доля поучительного, но если персонаж Джеймса Франко из «127 часов» совершил глупость в гордом одиночестве, то коллективный тупизм героев «Пещеры» несколько смущает и явно не добавляет фильму естественности, к которой он так стремится. Из приятных моментов можно отметить действительно неплохо воссозданное ощущение отчаяния и стремления вырваться из сталактитового плена. Особенно удачна в этом плане подводная сцена, невыносимо долгая, перехватывающая дыхание, словно ты сам не в состоянии найти выход из затопленного грота и вот-вот задохнешься. Вполне удался и стремительный финал, исход которого (в отличие от той же вышеупомянутой сцены с нырянием) предсказать уже гораздо сложнее. Характерно, что паническое бегство от озверевших людей может выглядеть на экране ничуть не менее жутко, чем бегство от условных зомби.

Да, можно было вполне обойтись без голых задниц и чуть быстрее перейти к кульминации, но в целом «Пещера» отличается от большинства подобных лент тем, что чудовища в ней являются не из недр земли, а из глубин души человеческой, и это пугает похлеще всяких оживших мертвецов.

Одной из очевидных проблем жанра является обоснование необходимости снимать на камеру происходящее с героями. Надо отдать должное, испанцы сумели найти вполне достойное объяснение, хотя явно дули на воду – владелец камеры несколько раз за фильм монотонно и нудно рассказывает на камеру, почему и зачем снимался тот или иной эпизод. Отлично обстоят дела с эстетической стороной ленты – измазанные кровью и грязью с головы до пят, еще недавно жизнерадостные, а теперь с осунувшимися измученными лицами, ребята при свете ручных фонариков на карачках ползают по узким закоулкам пещеры. Ну, разве что временами переигрывают с истериками, зато интерьеры практически не повторяются, и это действительно заставляет поверить в факт потери дороги к выходу. Однако сие зрелище достаточно специфично, чтобы можно было рекомендовать его широкому кругу зрителей. Человеческая мерзость запросто может не напугать до мурашек, а отторгнуть до отвращения, как от героев, так и от самого фильма. Явное смакование эстетики грязи отпугнет зрителя щепетильного и брезгливого. Бывалый киноман же узрит в «Пещере» явную вторичность — взять хотя бы «Голод» Стивена Хетдженса. Пусть завязка разная, зато чем ближе у обоих фильмов титры, тем очевиднее сходство фабул, вплоть до конечных выводов. И все же Альфредо Монтеро -режиссер и сценарист — определенно заслуживает сдержанной похвалы. Да, можно было вполне обойтись без голых задниц и чуть быстрее перейти к кульминации, но в целом «Пещера» отличается от большинства подобных лент тем, что чудовища в ней являются не из недр земли, а из глубин души человеческой, и это пугает похлеще всяких оживших мертвецов.