Побочный эффект (Side Effects), 2013, Стивен Содерберг, рецензия

Александр Елизаров хоронит «Побочный эффект» Содерберга, присыпая свежую могилу рублеными фразами и лаконичностью, возведенной в абсолют

Одинокую жизнь ведет девушка, ждет из тюрьмы мужа, много грустит. Муж выходит, все должно быть хорошо, а ей все хуже. Делать нечего — идет к психиатру, который назначает новый препарат (самый, между прочим, самый). А потом, короче, все кувырком, и хаос.

Дело даже не в том, что такая история не могла произойти, а в том, что в ней больше вымысла, чем фактов.

Не жизненное кино, нет. Тут очень четко, очень натуралистично, очень достоверно. Но все — ложь. Ложь, которая пытается казаться правдой, и, кажется, имеет на то все права, но в итоге оказывается там, где того заслуживает — у Содерберга не получается ровным счетом ничего. Кадры выхолщенны, мертвы: вот обычные квартиры, вот офисы, вот рестораны. Пространство “за кадром”. Дело даже не в том, что такая история не могла произойти, а в том, что в ней больше вымысла, чем фактов. Что это надуманно, вымышленно, чрезвычайно утопично. А в итоге — еще и скучно. Исполнители исполнительны, фразы категоричны и смотрится фильм, чего уж там, на полутора-двух дыханиях. Вот только чертовски не нравится эта однозначность — тайны должны быть тайнами. Когда нет секретов – все бесполезно, нет секретов — нет интереса. Мара, Зета-Джонс, Лоу, Татум — они такие же кондоминиумы, первоклассные отели, стены больниц и створки окон. Их удобно, приятно снимать. Они кинематографичны, они смотрятся, но не играют роли, они заменимы. И в “Побочном эффекте” так со всем. Даже с фильмом. Особенно с фильмом.