Секреты прошлого (Le passé), 2013, Асгар Фархади, рецензия

Армен Абрамян про скрещивание разных культур на брачном ложе, глобализацию и внутресемейную отчужденность в рецензии на «Секреты прошлого».

Ахмат приезжает из Тегерана в Париж для развода со своей женой француженкой. Это формальность, так как они всё равно уже четыре года не живут вместе. Далее в расписывании сюжета лучше не двигаться. И не только потому, что это займёт слишком много букв, но и элементарно в «Прошлом» трудно определить ту самую завязку, точку отсчёта, когда всё пошло не так, и сделало абсолютно всех героев истории (включая детей) печальными невротиками. А от точки отсчёта и зависит восприятие фильма в целом в распределении тех, кто виноват более остальных. Малейшее раскрытие фабульного нюанса в мудреной камерности постановки — спойлер и ложный ход. Но, пожалуй, не будет существенным разоблачением, если сразу заявить, что виноваты будут все и никто одновременно. Просто цена личного счастья – чужое несчастье. Се ля ви.

«Le passé» — зрелище интересное, захватывающее и психологически точное. Как в случае с предыдущим проектом Фархади, рутина повседневного быта фасуется с упаковку ненавязчивого саспенса и приводит к неожиданному исходу. Исходу в значении как начала так и конца. Чем дольше длится кино – тем чаще герои оглядываются назад, в день вчерашний, в год предыдущий. Тем чаще в сложившейся ситуации они винят только себя.

Сенсационный триумфатор всевозможных премий и фестивалей «Развод Надера и Симин» оказывает медвежью услугу новой работе иранского творца. Как ни крути, а «Прошлое» вторично. Снова в фокусе дело о разводе, снова скелеты из шкафа бесцеремонно нарушают мелодраматический ход событий, снова рефрен о том, что нужно быть внимательнее к своим близким и тогда, возможно, не придётся расставаться. А если и придётся, то это будет менее болезненно. Эффект дежавю неизбежен, хотя и не критичен. Видимо, требования французской стороны. Разве что, история стала более универсальной (в тонкости европейского законодательства иранец лезть не стал) – меньше ярости, больше мягкости и аккуратности. Между чрезмерно долгим вступлением и несколько смазанным финалом – эффектная игра в мяч, в которой все игроки – мастера, несмотря на то, что самому младшему из них – пять лет. Режиссёр скрупулёзно соблюдает стандарты толерантности как её понимают европейцы и не жалеет елея для последних мазков, дабы все вышли из игры как можно более чистыми, раскаявшимися и по возможности, искупившими свои проступки. Драматургически узлы развязаны грамотно, но насколько адекватно в заданной психологической концепции – каждый решит для себя сам. Люди встречаются, люди влюбляются, женятся, разводятся и снова встречаются. После развода, супруги по-другому оценивают своё общее прошлое и начинают понимать друг друга намного лучше, чем после свадьбы.

Фархади кажется нашёл свою золотую жилу, запатентовав вечно-актуальный сюжет о внутрисемейной отчуждённости, рассказываемым в духе Агаты Кристи. Всем уже давно ясно, что глобализация не объединяет, а разобщает и в каждом населённом пункте есть место своим политкорректным заметкам о приспособляемости этнических нелегалов, о вырождающемся коренном населении. Режиссёр может не париться по поводу свежих идей, а устроить европейский тур с демонстрацией мизансценического мастер-класса по скрещиванию различных культур на брачном ложе. Надер и Симин останутся в летописи как подопытные под номером «ноль». Ахмат и Мари были не столь идеальны, но всё же благополучно состоялись. На очереди Казимир и Джамиля, Маджид и Генриетта. Того и гляди, доживём до жестокого постсвадебного романса Джамшута и Пелагеи. На всё воля Аллаха.