Оно (It), 2017,  Энди Мускетти

Анастасия Плохотина рецензирует «Оно».

Как любая сказка начинается с красочной картинки на первой странице, где мирные бабушка и дедушка сидят под расписными ставнями и ещё не думают и не гадают о грядущих приключениях, повествование о Дерри, городе-неудачнике, вырастает из одного мрачного образа. Старинная детская страшилка про трех козлят и тролля под мостом. Ссутулившийся, горбатый мост. Уже на этой питательной среде постепенно выросла канализационная система, в которой обитало (а, может, Оно все ещё там?) мерзкое и кровожадное существо, державшее в страхе весь город. Следом, словно красные воздушные шарики, стали слетаться персонажи. Их трудные жизненные нити переплелись в гигантскую паутину, занявшую почти 1400 страниц у Стивена Кинга. Позже критики назвали роман «неподъёмным», намекая не только на объем, но и на увесистость книги. Однако и зрители, и читатели одинаково вздрогнули.

Гуманитарный колледж социальных наук Уилкинсона провёл масштабное исследование на тему «Чего боится современная Америка?». Уверенно лидировала коулрофобия. Легионы пауков, летучих мышей и змей оказались абсолютными лузерами, тогда как клоуны травмировали человеческую психику со стопроцентной меткостью. С точки зрения психологии, ещё в детском возрасте у индивида закладывается представление о лице родителя (простом, неярком, со спокойной мимикой) как о прототипе «здорового» человека. На этом фоне клоуны выглядят не просто аномалией – угрозой. Кроме того, за последние семьдесят лет наиболее популярной маской среди преступников и убийц всех калибров и мастей остается маска клоуна. Стивен Кинг мог тысячу раз прогадать с двумя громадными сюжетными линиями, – о детях и о повзрослевших детях – мог переборщить с объемом (чем грешен, кажется, с первой буквы своей карьеры), но Пеннивайз-танцующий-клоун был попаданием в яблочко.

«Оно», рецензия

Андреас Мускетти, прежде покорявший большой экран лишь в 2013 году хорром среднего пошиба «Мама», вернулся на тернистую дорогу к софитам кино. Вооружившись, слава Богу, книгой, а не суповым набором кривляющихся гримас и бестолково размазанных по сценарию скримеров. «Оно» в своей реинкарнации – почти идеальное отражение книги, настолько точное, насколько сможет стерпеть жанр и сам зритель. Постановка почти полностью литературна, централизована на персонажах, их нежных душевных струнах, мотивах города в каждом из жителей. Будучи многократно прекрасным антагонистом, Билл Скарсгард не перебил своей харизмой ключевого образа – Дерри. А самое главное, Мускетти любовно отнесся к фетишу Кинга, дав волю тысяче мельчайших деталей, которые делают простую концепцию истории невероятно привлекательной, а отношения персонажей и зрителя – доверительными.

Жанровые рамки оказались удачно размыты почти театральной постановкой самого ужаса – помимо подростковых переживаний, детской любви и ненависти к деспотичному миру взросления, параллельно и обособленно разворачивается эффектная фантасмагория. Пеннивайз не позволяет себе пошлых «прыжков» из-за угла, он прекрасен хореографически, изобретателен, пластичен и целеустремлен. «Оно» целится не столько к надпочечникам, отвечающим за один из ведущих гормонов страха, сколько к самой душе. При нескромном хронометраже в два часа пятнадцать минут лента имеет все шансы проложить себе окровавленную дорогу к вашим потаённым фобиям. И делает для этого всё возможное.

«Оно» в своей реинкарнации – почти идеальное отражение книги, настолько точное, насколько сможет стерпеть жанр и сам зритель.

Хороша та история, которую можно рассказать сто тысяч миллионов раз, и каждый раз по-иному. Сам по себе роман отличается многослойностью, гигантским количеством персонажей, а также связями с другими произведениями Кинга. Но ключевое звено остаётся неизменным, излюбленным для автора. Средоточие зла. Отравленный город, уничтожающий всё больше душ. Зло в канализации. Зло снаружи. Ненависть и ярость. Дружба, готовая победить всё. Белый потрепанный клоунский костюм. Красные шарики. Таинственные исчезновения. И святая клятва, что если злу удастся выжить, то последние из хороших неудачников выйдут на защиту вашего сна.