Шпионская игра (The Catcher Was a Spy), 2018, Бен Луин

Армен Абрамян — о приключенческой драме Бена Луина

Был такой бейсболист в довоенной Америке по имени Моррис Берг. Но он не ограничивал себя спортивными интересами, много читал, знал с десяток языков, участвовал в интеллектуальных радио-викторинах, а прославился и вовсе как агент разведки. Доподлинно известных фактов о его жизни немного, но «Шпионская игра» и не пытается быть всеобъемлющим байопиком, а повествует главным образом об одном (гипотетически допустимом) эпизоде из его карьеры на службе дяди Сэму: задание встретится с физиком Вернером Гейзенбергом на исходе Второй Мировой с целью выяснить насколько близка Германия к созданию атомной бомбы. В зависимости от обстоятельств, Бергу разрешено ликвидировать учёного и в случае подобного развития событий, предписано принять яд.

В российском прокате приключенческую драму Бена Луина обозначили броским и шаблонным ярлыком «Шпионская игра». И, действительно, кому будет охота разбираться что за кэтчер такой и какая связь может быть у этого самого кэтчера со шпионством. А вот предложенный вариант затрагивает целых три «игровых» уровня сценария. Мо Берг был профессиональным бейсболистом, затем переквалифицировался в разведчики, что изображено как авантюра для неудовлетворённого достигнутым обывателя, а кульминационный эпизод «схватки» с Гейзенбергом обставлен посредством проведения шахматной партии через слова, без взгляда на доску с фигурами. В общем, куда ни кинь – всюду игры.

Кадр из фильма «Шпионская игра»

«Шпионская игра» удивляет двумя моментами. Первое, непонятно зачем это кино выходит в широкий прокат (для чего оно куплено ещё и Россией, даже думать не хочется) при своём очевиднейшем средненьком телевизионном уровне постановки и конспективном сценарии, обладающем, впрочем, потенциалом для основы мини-сериала. И режиссёр, преимущественно, работающий на многосезонных телевизионных шоу не выходит из режима привычного производства, беззастенчиво дробя ритмически и без того короткий фильм (менее полутора часов) на две серии, первая из которых про героя-бейсболиста, а вторая – про героя-шпиона. Точное следование оригинальному названию, где присутствуют слова «Catcher» и «Spy» соблюдено. Даже надоедливая манера начинать историю с флешфорварда не меняет положения. А второй удивительный нюанс, это то, каким образом удалось заманить в столь скромный по бюджету и концептуальным амбициям проект такое количество известных актёров: Джефф Дэниелс, Марк Стронг, Сиена Миллер, Кони Нильсен, Пол Джаматти, Гай Пирс, Джанкарло Джаннини, Том Уилкинсон, Хироюки Санада. У некоторых лишь по эпизоду, у кого-то несколько сцен, полноценных образов или характеров никто не проявляет. Даже заглавный Пол Радд в роли Берга хоть и присутствует практически в каждом кадре, так и остаётся до появления финальных титров той же загадочной личностью, каким его называет один из персонажей в самом начале. То ли гений, то ли посредственность; то ли недооцененный бейсболист, то ли переоценённый шпион; то ли храбрец, то ли трус; то ли гей, то ли не гей. И будь вся эта недосказанность частью замысла об амбивалентности личности перед лицом историографических изысканий, то оно было бы замечательно. Но неопределённость возникает от скудости режиссёрского воображения и чрезмерной прагматичности сценария, делающего ставку на неумолимую линейность действия, на озабоченность логическим вытеканием следствий из причин. Результат оттого может похвастать драматургической аккуратностью. При этом фильм лишён глубины обзора, в нём отсутствует маломальское авторское обобщение и, главное, снят он совершенно неинтересно, если не сказать скучно. При довольно большом количестве действующих лиц, грифе «основано на реальных событиях», и динамичном сюжете не ощущается масштаба, само же действо лишено увлекательности.

Фильм лишён глубины обзора, в нём отсутствует маломальское авторское обобщение и, главное, снят он совершенно неинтересно, если не сказать — скучно

Берг играет с Гейзенбергом в шахматы, будто это шашки. Каждый ход – непременное убийство фигуры противника. Подана схватка умов тоже так себе. Интеллектуальное противоборство подменено примитивной погоней за то, кто первый попадёт в дамки. От исхода дуэли зависят судьбы человечества, а эмоциональный накал уровня импровизированного дворового матча в футбол. Про бейсбол и вспоминать-то не хочется, тем более что и когда Берг умер в 1972 году, журналисты в некрологах назвали его «третьесортным кэтчером». Они же и признали его «первосортным шпионом». Что ж, может, так оно и есть. Но в «Шпионской игре» не показано ни третьесортности первого, ни первосортности второго. Это кино вне сортов, полутонов и любых иных сильных эмоций.