8 подруг Оушена (Ocean’s Eight), 2018, Гэри Росс

Сергей Феофанов — о том, почему из летнего развлечения с занятной стартовой идеей получился пшик

Средней руки аферистка Дебби Оушен (Сандра Баллок) выходит из тюрьмы и тут же принимается за старое – выносит кучу косметики из дорогого магазина и вселяется в отель под видом жены постояльца. Затем Дебби находит свою подругу (Кейт Бланшетт) и уговаривает ее принять участие в ограблении века – похищении бриллиантового колье Картье с ежегодного бала Met Gala. Команду мечты набирают по старой схеме: несколько лже-дурочек, напористая негритянка (Рианна) и женщина, способная разжалобить (Энн Хэтэуэй). Мужчин и русских на дело не берут. Для своего брата (незримо присутствующий где-то за кадром Джордж Клуни) Дебби, кажется, сделала бы исключение, но вот незадача – он умер.

Кадр из фильма «8 подруг Оушена»

На бумаге «Подруги Оушена» выглядели, как минимум, небезынтересным летним развлечением: известная франшиза, хорошие актрисы, крепкий ремесленник Гэри Росс в режиссерском кресле и хоть какая-то стартовая концепция. На деле все довольно грустно – сценарий пестрит неловкостями, шутки несмешные, а «подругам» элементарно нечего играть. Схематичные характеры прописаны тонким пунктиром, гениальная афера выглядит нелепо, а отсылки к предыдущим (во сто крат более удачным) картинам серии вызывают только раздражение. Камео Эллиота Гуда (Рубен из предыдущих «Оушенов»), захоронение Дэнни Оушена в колумбарии (!) – по сравнению с этим даже референсы Marvel в каких-нибудь сто тридцать третьих «Мстителях» будут выглядеть верхом изящества.

Не работает даже идея с гендерным кульбитом – подруги вместо друзей, Бланшетт вместо Питта, модное событие вместо казино, вот это все. Здешний ревизионизм отдает палиндромом — новые «Оушены» под копирку повторяют первый фильм серии. Например, героиня Баллок, как и персонаж Клуни в «11 друзьях», соединяет ограбление с личной местью. Дэнни Оушен мстил владельцу казино, который увел его женщину. Дебби Оушен мстит галеристу, который довел ее до цугундера. Таких совпадений довольно много, и в сумме они дают эффект процедуральной драматургии. В сценарных шаблонах нет, в общем, ничего плохого – их исполнение может быть удачным, милым и вполне успешным. Проблема в том, что процедуралы – не лучший формат для большого кино.

Cценарий пестрит неловкостями, шутки несмешные, cхематичные характеры прописаны тонким пунктиром, гениальная афера выглядит нелепо, а отсылки к предыдущим (во сто крат более удачным) картинам серии вызывают только раздражение

Фильм Росса выглядит скверно даже в качестве легкого феминистского кино – поверхностными образами «сильных женщин» нынче никого не увидишь, а больше ничего зрителям и не предлагают. Да, мужчин заменили женщинами, но что дальше? Ничего. В новых «Оушенах» внимание зрителя крадет Хэтэуэй, играющая ограниченную и глуповатую светскую львицу (в финале выяснится, что не все так однозначно, но это мало что меняет) – этот характер мы видели много раз, и к гендерному равенству он отношения не имеет.  Вместо женщин здесь могли бы быть трансгендеры, чернокожие карлики, русские бандиты, китайские хакеры или, например, инопланетяне. До карликов дело вряд ли дойдет, но новый эпизод франшизы вполне вероятен – в прокате картина собрала почти в три раза больше денег, чем на нее потратили. «Дети Оушена», «Дяди Оушена», «Бабушки Оушена» — пока мы платим, шоу будет продолжаться.