Фантастические твари: Преступления Грин-де-Вальда (Fantastic Beasts: The Crimes of Grindelwald), Дэвид Йейтс, 2018

Дарья Смолина рецензирует вторую часть фэнтэзийной франшизы

Действие второй части одного из самых зрелищных киноаттракционов 2010-ых происходит спустя три месяца после поимки нью-йоркскими мракоборцами Геллерта Грин-де-Вальда.  Чудом выживший носитель обскура Криденс бежит в Европу, где на него открывает охоту весь свет магического сообщества: бежавший из-под стражи темный волшебник, британское Министерство магии, Тина Голдштейн и действующий по указанию Дамблдора Ньют Скамандер. Эксцентричный натуралист путешествует со своим чемоданом из Лондона в Париж и по сложившейся традиции рушит все на своем пути не без помощи фантастических тварей. Мир чародейства, созданный Джоан Роулинг, не теряет свою притягательность и оживает стараниями костюмеров и художников-постановщиков, воплотивших на экране изысканную атмосферу эпохи ар-деко.

Кадр из фильма «Фантастические твари: Преступления Грин-де-Вальда»

На смену легкому юмору и обаянию первой части пришла неожиданная серьезность: в центре истории уже не приключения незадачливого специалиста по магических существам, а спасение всего мира от могущественного злодея, грозящего стереть маглов с лица Земли. Фантастические твари становятся все менее существенной частью франшизы, а сам Ньют оказывается лишь побочным персонажем в противостоянии Грин-де-Вальда с Дамблдором. Напряженная атмосфера продолжения сопоставима с мрачностью финальных фильмов киноэпопеи о Гарри Поттере, что несколько странно, ведь впереди еще целых три картины, предваряющих знаменитую схватку двух волшебников. Сюжет «Преступлений Грин-де-вальда» плутает в семейных перипетиях, надуманных конфликтах и затянутых флешбеках, а персонажей вводят и раскрывают только затем, чтобы вскоре эффектно убить.

Волшебный мир Джоан Роулинг всегда работал по вполне конкретным законам: не все места подходят для магии, возможности ее небезграничны, а действия непременно несут последствия. В «Фантастических тварях» же заклинания масштабны и зрелищны, целые города рушатся на глазах недоумевающих прохожих, а трансгрессия из способа перемещения превратилась в эффектный прием, работающий часто совершенно нелогично. Писательница не только перекраивает созданные ею правила в угоду зрелищности, но и манипулирует пространством и временем, чтобы добавить в сюжет знакомых героев, соединить персонажей родственными связями или создать возможности для дальнейшего развития. Обычно осторожная Роулинг вводит с сюжет Минерву Макгонагалл, которая в то время еще не должна была родиться, переворачивает с ног на голову историю змеи Нагайны и ставит под сомнение многие факты, которые были четко определены в серии о Мальчике, который выжил. Страдают не только книжные сюжетные линии, но и полюбившиеся зрителям герои первого фильма. Характеры Квинни и Якоба в «Преступлениях Грин-де-Вальда» меняются до неузнаваемости, храбрая Тина низводится до ревнивого романтического интереса, изживший свое персонаж Эзры Миллера с грустным видом ищет свою семью. Хогвартс после долгих лет наконец получает определенную кинолокацию, тогда как замок Нурменгард выглядит вовсе не так, как в «Дарах смерти», у руля которых был тот же постановщик. Здравый смысл покинул чат.

Волшебный мир Джоан Роулинг всегда работал по вполне конкретным законам: не все места подходят для магии, возможности ее небезграничны, а действия непременно несут последствия. В «Фантастических тварях» заклинания масштабны и зрелищны, целые города рушатся на глазах недоумевающих прохожих, а трансгрессия из способа перемещения превратилась в эффектный прием

Казавшийся неудачным добавлением к касту после появления в первом фильме Джонни Депп полноценно раскрывается и создает уникального персонажа, отличного от других своих героев с эксцентричным гримом. Джуд Лоу прекрасно вживается в роль Альбуса Дамблдора, точно повторяя манеры персонажа Майкла Гэмбона и добавляя необходимую глубину. Ньют Эдди Рэдмейна все так же очаровательно странен, химии между ним и Кэтрин Уотерстон, впрочем, так и не появилось. Волшебный мир, даже несколько лишенный логики, все еще полон потенциала — ярких и интересных историй, существ — прекрасных и страшных, фантастических уголков, еще не виданных зрителю. Для удачного продолжения необходимо лишь то, что позволило простой британке создать не проходную историю о волшебниках, а самую знаменитую серию романов в мире — четкое видение выдуманного ею мира. Остается надеются, что писательница снова обретет его раньше, чем франшиза подойдет к концу.