Слово о рати коловратьей

Легенда о Коловрате, 2017, Джаник Файзиев, Иван Шурховецкий

Игорь Нестеров про «Легенду о Коловрате»: монголо-фиглярское нашествие и биполярное расстройство кинематографа

Нежданно-негаданно нагрянула на расколотую усобицами Русь-матушку басурманская напасть. Вероломный внук Чингисхана подтянул дедовых нукеров, дабы пожечь, пограбить и помучить народ православный, а заодно поставить местных князьков на деньги. Никакой управы на нехристей не имелось, покуда на пути их не встал добрый рязанский молодец по имени Евпатий с маленькой, но отвязной дружиной. Сложили витязи буйны головы в неравной борьбе, ненадолго сдержав натиск ордынского войска, землю Русскую всё равно сожгли, разграбили и обложили данью, но подвиг богатырский застыл в веках. Советский Союз незадолго до распада снял про это халтурный, глупый и вдобавок некрасивый мультфильм, а давеча на российский киноэкран вышел исторический боевик, где всё чуть красивее, но не менее глупо и халтурно. «Легенда о Коловрате» получилась плосковатой, сыроватой и лубочной выдумкой по мотивам древнерусского сказа, где нет ни высокого пафоса, ни новаторского куража, ни духа старины глубокой. Взамен балом правят два извечных спутника современного российского киноремесла: его величество плагиат и его высочество глянец.

Кадр из фильма «Легенда о Коловрате»

Нечуждый жанру зритель легко обнаружит тьму тьмущую грубых и банальных заимствований из двух канонических источников – «Гладиатора» (2000) и «300 спартанцев» (2006). Судя по рваному ритму и блеклым героям, режиссёров Джаника Файзиева и Ивана Шурховецкого слабо волновали цельность сценария и прорисовка персонажей. Поэтому немалые силы и нехилые средства съемочной группы «Коловрата» оказались брошены на воссоздание избушечно-игрушечной Руси и заядлое копирование голливудских шлягеров. Но как известно, вложения вовсе не гарантируют результат, поэтому киносреда выглядит вебдванольной обработкой пейзажей из «Садко» (1952) и «Сказки о царе Салтане» (1966), а регулярные оммажи Ридли Скотту и Заку Снайдеру без свежей идеи быстро надоедают и теряют всякий резон. Хуже всего вышли диалоги, где сплелось неуклюжее бахвальство, неуместное петросянство и откровенная дребедень. Пытаясь следовать отечественной кинотрадиции и одновременно ощипывать традицию американскую, фильм смешал кусочки мозаики из двух наборов и соединил несоединимое. Результат получился предсказуемым, но оттого не менее провальным: «Коловрату» не достаёт внутренней органики и сюжетной гармонии.

Полным паноптикумом смотрится решение показать золотоордынцев нарядными шутами, а хана Батыя – крашеным гламурным подонком (снова привет «Спартанцам»). Дело тут вовсе не в исторической какофонии, а в стилистической неразберихе, которая особенно режет глаз на фоне брутализации и былинизации русского воинства. Великое княжество Рязанское имеет вид кондово-сказочный, отчего не покидает ощущение, что откуда-нибудь выбежит курочка Ряба или выкатится Колобок. Чем дальше раскручивается фабула, тем сильнее зрелище напоминает галлюцинацию Ильи Муромца, впадающего в алкогольный психоз. Непобедимый Евпатий временами становится берсерком, при этом регулярно теряет память и норовит избить всех вокруг, словно хмельной десантник на день ВДВ. Бесстрашный монах-отшельник насылает на татар боевого медведя, чем сеет панику среди недругов. Серж Танкян поёт финальную песнь дуэтом с попсовой Катей IOWA, отчего хочется сжечь все альбомы «System of a Down». Действо окончательно теряет тормоза, когда полумёртвый главный герой, убивший сотни врагов, трогательно признаётся Батыю, что он – обычный русский воин, а вовсе не бессмертный призрак. Как бы душещипательно это ни выглядело, весь остаток серьёзности выветривается, превращая фильм в сумасбродный балаган.

«Легенда о Коловрате» получилась плосковатой, сыроватой и лубочной выдумкой по мотивам древнерусского сказа, где нет ни высокого пафоса, ни новаторского куража, ни духа старины глубокой. Взамен балом правят два извечных спутника современного российского киноремесла: его величество плагиат и его высочество глянец

Если вспомнить недавнего «Викинга», можно твёрдо констатировать, что отечественное кино заболело древнерусской биполярочкой, для которой характерны неистовое славянофильство и столь же неистовое подражание западным хитам. Именно поэтому нас наверняка ждут впереди разудалый ремейк «Александра Невского», в котором святой князь примется взглядом испепелять тевтонцев, и блокбастер под названием «Куликовская битва», где Дмитрий Донской научится крушить татар магической палицей, а Сергий Радонежский — орудовать волшебным посохом. Конечно, нет ничего страшного в том, что наш кинематограф горячо полюбил историю Руси и всеми силами пытается напялить на неё американский секонд-хенд. Но хорошо бы сшить самобытный наряд и сделать это на здоровую голову.