Ice Ice Baby

Тоня против всех (I, Tonya), 2017, Крэйг Гиллеспи

Полина Глухова рецензирует байопик о Тоне Хардинг.

Ice вернулся со своим новым изобретением,
Что-то хватает меня намертво и таскает за собой днем и ночью.
Когда- нибудь это закончится? Йоу, Я – Хз. (Vanilla Ice)

Кино про Тоню – черно-комедийный вольный байопик, рассказывающий страстную историю фигуристки Тони Хардинг. Прежде всего фильм режиссера Крэйга Гиллеспи занимателен пронизанным временем – временем. Повествование делается занятным не за счет довольно примитивно переснятых интервью с героями жизни Тони, псевдодокументальных необычинок, а благодаря яркому духу спорта того периода, интереса к нему. Интересу к скандалам, где кто-то кого-то избил, где кто-то и где-то понюхал кокос, а потом взял высоту. Это время рекордов, резко назревшего прогресса.

Записи соревнований, телетрансляций, судьи в клипсах перед убогими мониторчиками, Оксана Баюл, «безэмоциональное женское одиночное», те самые расхожие фразочки в духе: «Женское одиночное – неинтересно».

Кино про Тоню — в меру интересное кино про неинтересное женское одиночное.

«Тоня против всех», рецензия

Тоню поставили на каток в 4 года, Мать ставила ее на лед, а сама «курила, как мышка», но это единственное, что мать Тони делала, как мышка. Яркая роль Эллисон Дженни выживает с экрана отца Тони, Тоня остается наедине с монстром-мышью. Главный воспитательный принцип матери — «Ее нужно науськать». Скупая на положительную энергию мамаша не зажимает денег, приплачивая обывалам, чтобы те унижали Тоню перед выступлением, раззадоривали ее ZZ-top натуру. Эдакая бесконечная дрессура ванильного мороженого. Дрессура матери следит за Тоней даже во время первого свидания с будущим мужем. К тому времени у Тони проявляется трогательно сыгранный Марго Робби тик — вечно поджатый, как зад фигуристки, рот.

Жених/Муж лупит Тоню и очень ее любит. Герой Себастьяна Стэна представляется зрителю не классическим тираном-сукой-абьюзером, а неудачливым недотыкомкой с не очень благополучной головой. Как будто бы в детстве он получил несколько сотрясений мозга, поэтому немного туговат и не может сдерживать свой кулак. Муж бьет, но любит Тоню. Тоня огрызается, но винит саму себя, прыгает на льду. Все герои по-дурацки несчастливы, как и все те многие люди 80-х/90-х. Хотя, безусловно, лишние люди есть везде и всегда.

Но, похоже, нет ничьей вины, что кто-то создается мороженым с посыпками и топингом, а кто-то рожком из Ikea. Выше головы не прыгнуть.

После тройного акселя на чемпионате США все меняется. Тогда и становится ясно, что успешный и громкий прыжок Тоне не поможет. «Ну нет у меня American Family!» Ну, не классический у Тони образ. Тоне слишком рано доверили в руки ружья и заставили стрелять, Тоня слишком рано стала говорить о своей вине.

Но, похоже, нет ничьей вины, что кто-то создается мороженым с посыпками и топингом, а кто-то рожком из Ikea. Выше головы не прыгнуть.

И если бы не «инцидент» и не переломанные (не) по вине Тони ноги Нэнси Керриган, которые наигранно педалируются героями в интервью, судьба Тони Хардинг так и не стала бы предметом обсуждения, не стала бы интереснее. Не спас бы даже тройной прыжок, порванный на коньке шнурок.

Если почти честно (в стиле Тони Хардинг) – Тоне так и не дали дополнительное время на подготовку, выпроводили из катания и отправили на ринг. Фильму про Тоню тоже нельзя давать дополнительного времени за расстегнутый костюм и дебила-мужа. Его нужно выпроваживать за разбитый нос среди всяческих золотых статуэток. Но хотя бы посветить лицом.