Выход через сувенирную лавку (Exit Through the Gift Shop), 2010, Бенкси, заметка

Иоахим Штерн о постмодернизме и метаморфозах.

Карикатурный экспат Тьерри Гетта снимает кино про стрит-арт. Потом оказывается, что никакого кино нет, просто болеющий самсебережиссерством Тьерри слегка свихнулся на почве фиксации окружающей реальности. Потом оказывается, что кино все-таки будет, и смонтирует его небезызвестный Бэнкси, человек-загадка международного масштаба. Ну а потом событийное колесо сделает еще один оборот — охотники станут дичью, а планируемая хроника зарождения и становления уличного искусства окажется плутовским романом, байопиком о человеческой глупости, притчей о том, что такое искусство, с чем его едят и почему хвост иногда вертит собакой. Такие вот метаморфозы, такой вот постмодернизм.

Да-да-да, именно так, вы не ослышались — «Выход» является комедийныйм мокьюментари только на первый взгляд, на деле эта инсталляция вовсю исследует границы искусства, оперируя архивной документалистикой вперемешку с биографией не вполне здорового человека, вооруженного видеокамерой. Стрит-арт лишь фон, герой здесь один, и героем этим трудится тот самый французский эксцентрик Гетта. Городской сумасшедший, которому удалось стать признанным художником, имея лишь неуемную энергию и рекламный слоган, придуманный все тем же Бэнкси. Вчера он продавал винтажные тряпки и снимал на камеру все, что движется; сегодня он занимается дизайном нового альбома Мадонны и зарабатывает миллионы. Поневоле поверишь в то, что мистер Мозгоправ — это, действительно, сила природы и феномен. Хотя бы и в худшем смысле этого слова.

Да-да-да, именно так, вы не ослышались — «Выход» является комедийныйм мокьюментари только на первый взгляд, на деле эта инсталляция вовсю исследует границы искусства, оперируя архивной документалистикой вперемешку с биографией не вполне здорового человека, вооруженного видеокамерой.

Пульт управления жизнью провоцирует хохот, занимательная этнография из жизни космических захватчиков соседствует с чудесными культурологическими шарадами, а проницательный зритель сравнивает искусство с вином и фигурным катанием (или, скажем, художественной гимнастикой). Ведь и то, и другое, и третье — лишь плод смутного консенсуса компетентных людей. Пустынный мираж, рожденный договорными критериями. И не стоит думать, что Бэнкси руководила банальная зависть — если подумать, «Сувенирной лавкой» он копает и под себя. С Мозгоправом-то, допустим, все ясно — он не художник, а очередной шарлатан, который всех обманул. Но что с самим Бэнкси? Почему мы должны считать художником его? Или, например, Энди Уорхолла? Что это вообще такое — искусство? Где его границы? И есть ли они?

Приблизительно такими вопросами и задается зритель после просмотра этого фильма. Не «Унесенные ветром», конечно, но какая-то мораль здесь есть.

Иоахим Штерн