Судная ночь 2 (The Purge: Anarchy), заметка

Антон Фомочкин про заветы Джона Карпентера и их отражение в «Судной ночи 2».

На более чем оригинальной концепции фантазия иссякла. «Судная ночь 2», как и предшественник скроен по заветам Джона Карпентера. Если в первом случае получилось в духе «Нападения на 13-ый участок» (ремейк которого написал все тот же ДеМонако), то сиквел — вольное обращение к «Побегу из Нью-Йорка».

Свежий воздух подействовал франшизе на пользу, мотивации героев стали яснее, фильм не движется по кругу, непредсказуемость обусловлена угрозой за каждым углом, а не каждой тумбочкой, арсенал орудий возмездия стал разнообразней. Взамен Итана Хоука, внезапно обретающего способности Джона Рембо, новый герой боевика Фрэнк Грилло. Болтать стали меньше (если не обращать внимания на регулярные пассажи, мол, кому эта ночь нужна, насилие – плохо), хотя с диалогами все та же беда, кровь из ушей гарантирована.

Точка А, точка Б, а между ними хаос. И революция как Deus ex machina.

При наличии атмосферы беспрерывного напряжения, чувства невозможности сделать что-то перед лицом чистого, распыленного в воздухе зла, затопившего город насилия, исчезло самое главное – претензия на нечто большее. Никаких неумелых попыток поговорить о природе зла, минимум очевидная мысль – судная ночь, прежде всего, истребляет бедных. Социальщина отходит на второй план, теперь это честный триллер, простой, прямой, как дорога мести, которую ты пытаешься сначала проехать на машине, а потом осторожно пробежать на своих двоих. Побочные бедолаги, застрявшие посреди этого безумия – не отличаются прописанными характерами, но этого и не нужно, вопреки ожиданиям угадайка «кто станет первой жертвой» здесь не уместна. Точка А, точка Б, а между ними хаос. И революция как Deus ex machina.

Антон Фомочкин