Я — начало (I Origins), 2014, Майк Кэхилл, заметка

Глеб Шашлов о том, что знание не исключает «веры.

Я - начало, заметка

Молодой микробиолог мечтает посрамить бога и заполнить пробелы в теории эволюции, а в свободное от работы время шастает по притонам и удовлетворяет странный фетиш, фотографируя чужие глаза. Одна из таких вылазок приводит к роману: фотомодель и будущая супруга (ненадолго) сумела похитить сердце ученого, хоть и относится к его работе с дикарским скептицизмом. Супругу распополамило лифтом, биолог утешился в объятиях коллеги-лаборантки, совершил-таки свое открытие, но в жизнь неожиданно полезла мистика: новорожденный сын в теории уникальным «отпечатком глаза» повторяет недавно умершего человека, да и картинки, этому человеку знакомые, подозрительно узнает…

Кино для агностиков, манипулирующее сознанием достаточно тонко, но без прямых ответов на вопросы: хочешь — утешайся реинкарнацией, хочешь — всегда можно рационализировать чудо вывертами статистики, а увлеченность героев — болью от потери.

Столкновения натуралистов с необъяснимым частенько выходят презанятными, особенно если удается обойтись без навязчивого религиозного морализаторства. К чести Кэхилла, его больше занимают человеческие реакции, а вместо религии в наличии мешанина суеверий без какого-то ярко выраженного вектора. Однако при этом между рациональным и иррациональным существует симпатичнейший баланс — когда непонятно, то ли эксперимент проваливается,
то ли биолог плохо знал первую жену; когда даже ученые до мозга костей, кривящиеся при разговоре о чуде, рвутся его оцифровывать, если видят сами; когда хочется верить, ведь знаки судьбы щедро сыплются отовсюду, а любимая наука встает на пути. И за этот баланс можно простить практически все, что угодно — и даже клише уровня «не играйте в бога», благо исходит оно от фотомодели и скорее служит для изображения характера. Кино для агностиков, манипулирующее сознанием достаточно тонко, но без прямых ответов на вопросы: хочешь — утешайся реинкарнацией, хочешь — всегда можно рационализировать чудо вывертами статистики, а увлеченность героев — болью от потери. Кэхилл не продвигает взгляды и не навязывает зрителю выбор, и в этом его нехилая заслуга. В плюсе простенький, но вместе с тем вполне убедительный символизм, и хорошая актерская игра, со всей микромимикой, вроде закатывания глаз. «Я — Начало» учит нас тому, что знание не исключает веры, вера не исключает знания, жить лучше с тем, кто тебе подходит, а у ботаников в запасе имеется немало способов красивого подката.

Глеб Шашлов