Одержимость (Whiplash), 2014, Дэмьен Шазелл, заметка

Глеб Шашлов о важности ритма.

од

Терри Флетчер – дирижер самого крутого джазового ансамбля в стране – периодически скаутит мелкие музыкальные мероприятия в душных классах, в надежде отыскать нового Чарли Паркера. Он, по-видимому, гений, потому что только гению позволено быть таким козлом, доказано еще Хаусом. В один из визитов он замечает молодого барабанщика Эндрю Нимана – на удачу, тоже одержимого чертовым честолюбием, и исповедующего чисто ван-даммский подход к музыке. Они станут нахлестывать друг другу метафорические зады в погоне за совершенством, поскольку цель у них общая, и оба это преркасно понимают.

Одержимость задает темп миру кино, и с этим ничего не поделать.

Возможно, музыканты только посмеются, как химики над “Breaking Bad”, но нам, жертвам медведей и отоларингологов, вполне очевидно, что музыка здесь вовсе не слишком важна. Славно, что нет ярко выраженной мотивации в виде «все ради вечности и ради искусства», с ней получилось бы рыхло и мягенько. Наши герои – по большому счету сволочи, и Эндрю периодически кажется даже большей скотиной, чем Терри. Одержимость – это «Кровавый спорт», от джаза только антураж. Фильм о людях, которые, сплевывая юшку после коллосального перенапряжения, перекрывая шум стучащей в висках крови, всегда скажут: «Это того стоило». Поэтому титульным инструментом становятся барабаны, а не сакс или контрабас – важна не красота музыки, важен ритм, нерв, ток, драйв, когда кричишь на телевизор «давай, сука, в темпе!». Когда неосознанно выстукиваешь этот самый ритм, и периодически вздрагиваешь, когда Симмонс смотрит на тебя с экрана – ведь в ритм-то ни хрена не попадаешь. Неважно, о чем кино, когда оно настолько гипнотически мощное, адреналиновое, энергичное. Это чертов шаманский экстаз, вот что. Одержимость задает темп миру кино, и с этим ничего не поделать.

Глеб Шашлов