Синистер (Sinister), Скотт Дерриксон, 2012

Анна Дедова о «Синистере» Скотта Дерриксона.

Пленница, рецензия

Страдающий от финансовых проблем и творческого застоя писатель Эллисон Освальт (Итан Хоук) в поисках материала и вдохновения перевозит свое полнокалиберное семейство в дом, известный на всю округу случившимся в нем чудовищным преступлением. Прошлые жильцы были равнодушно повешены, и лишь тело дочери так и не удалось обнаружить. Печально известный полиции, как автор-документалист в области нераскрытых дел, роющий землю носом в поисках ошибок копов, Эллисон и тут смело берется за работу. К тому же кто-то заботливо оставил на чердаке коробку с бобинами, на которых запечатлены и другие хладнокровные смертоубийства, так или иначе складывающиеся в цепочку с произошедшим в купленном доме. Кто же виновен в гибели несчастных, и что за таинственное лицо в маске через годы и через расстояния преследует жертв на всех обнаруженных записях? Вооруженный бутылкой виски Освальт как всегда докопается до правды, но убережет ли эта правда его собственную семью?

Режиссер предпочитает медленно, но верно нагнетать атмосферу безысходности с помощью монотонной и давящей на сознание похуже концерта Swans музыки и рутинного мазохистского просмотра безэмоциональных кадров убийств со стороны Эллисона.

Скотт Дерриксон продолжает начавшуюся в 2010-х традицию фильмов ужасов, смотрибельных без истерического смеха над непроходимым идиотизмом авторов и героев. Пусть его собственные «Шесть демонов Эмили Роуз» были датированы еще 2005 годом, до окончания десятилетия наступила эпоха некоего хоррор-безвременья. Привлекательные девушки неистово сражались с ополчившимися духами, щеголяя укладками и нижним бельем, азиатские производители без устали поставляли продукт для последующих римейков разной степени постыдности, пока на теплую благодатную почву борьбы со злобными затаившимися субстанциями из прошлого не приземлилось семя Джеймса Вана и его Астралов с Заклятьями. Так и в «Синистере» пожиратель душ охотится за новыми заселенцами в поисках аппетитного обеда, периодически производя бу-эффект своими появлениями, которые способны исказить гримасой ужаса не только лицо Итана Хоука, но и зрительское. Однако Дерриксон несколько усложняет механизм устрашения, предпочитая воздействовать на аудиторию не довольно предсказуемыми приемами прыжков камеры или резкой смены угла съемки во славу неожиданности. Скорее режиссер предпочитает медленно, но верно нагнетать атмосферу безысходности с помощью монотонной и давящей на сознание похуже концерта Swans музыки и рутинного мазохистского просмотра безэмоциональных кадров убийств со стороны Эллисона. Так же, как картина открывается медленной и чудовищно спокойной сценой лишения жизни, ставшего точкой отсчета для событий ленты, так и к герою постепенно приходит понимание потери любых шансов на спасение, что в принципе способно привести к помешательству каждого, даже не персонажа кубриковского «Сияния». Нам же с вами лишь остается подтвердить два правила клуба любителей фильмов ужасов – «Никто не выживет» и «Дети – цветы жизни на могиле своих родителей».

Анна Дедова