Очень плохие парни (Big Bad Wolves), 2013, Аарон Кешалес, Навот Папушадо, заметка

Стас Селицкий о соответствии «Очень плохих парней» скандинавской театральности и азиатской сентиментальности.

Солнечный Израиль, наши дни. Полиция шокирована бесчинствующим маньяком – под предлогом сладостей педофил похищает восьмилетних девочек, пытает, насилует их, а потом заживо отрезает головы бытовой пилой. По его следам идет нечистый на руку детектив и отец одной из обезглавленных жертв, чтобы, наконец, найти голову дочери.

они определенно чему-то соответствовать должны, как сборники анекдотов соотносятся с довольно справедливыми шутками о евреях

Любой разговор об «Очень плохих парнях» (в оригинале по-сказочному «Большие плохие волки») принято начинать с того, что неоклассик Квентин Тарантино, ежегодно составляющий кино-топы новинок проката, признал израильскую работу лучшим фильмом прошлого года. Стоит признать, что такая реклама подходит лучше, чем продюсерские штампы на постерах, но все равное о ней можно и лучше не знать, потому что хваленого черного юмора тут на самом деле не больше, чем научной фантастики в фильмах Эдгара Райта. Трудно понять, чему «Парни» больше соответствуют – азиатской сентиментальности или скандинавской театральности, но они определенно чему-то соответствовать должны, как сборники анекдотов соотносятся с довольно справедливыми шутками о евреях. В качестве начала карьеры дуэта режиссеров, чья фамилии, вероятно, скоро станут известны, история о дядечке, которого в начальной школе учили избегать на уроках ОБЖ, действительно предлагает занятный опыт. Впрочем, под конец все равно начинаешь скучать – ни один автор не позволит главному злодею не присутствовать в кадре совсем.

Стас Селицкий