Сам себе режиссер, стартап

Стрингер (Nightcrawler), 2013, Дэн Гилрой

Глеб Тимофеев о «Стрингере»

Луи Блум – человек без прошлого – кормится мелкоуголовным промыслом и разговаривает с потенциальными работодателями и скупщиками краденого цитатами из речей бизнес-тренеров и паршивых книг Кийосаки. Он амбициозен, но не стремится мазать яйца черной икрой, как Белфорт – ему бы Геростатовой славы. По ночам Лу ездит по Лос-Анджелесу и обшаривает все вокруг наметанным на возможную нелигитимную прибыль взглядом: время, когда добропорядочные налогоплательщики спят – время возможностей для предприимчивого человека. Однажды Лу видит аварию, и моментально появляющихся на месте маленькой трагедии операторов. В мозгу щелкает мгновенно, ворованный велосипед меняется на видеокамеру, и вот уже ночной попрыгун мистер Блум поставляет кровавые сюжеты к завтраку, очень и очень быстро становясь практически лучшим в этом деле.

"Стрингер", рецензия

«Стрингер», рецензия

Не то кино назвали «Одержимостью». «Стрингер», при всех достоинствах, удивительно прямолинеен и практически не выходит за рамки рассказа о вывертах конкретного сознания. При этом легко не обратить внимания, благодаря адской маньячной харизматичности титульного героя, что, по сути, Луи Блум – человек без личности, эдакое совершенное зеркало, отражающее окружающий мир. Его якорь – информационная наркомания, его наглость – наглость одиночки, которому на все наплевать и совершенно нечего терять. У него нет желаний, устремлений и долгоиграющих целей, он живет в двадцатиметровой конуре, обставленной мебелью с распродажи IKEA, а из всех живых существ наибольшей симпатии удостаивает чахлый цветок. Причем нельзя однозначно утверждать, что у Блума призвание к «стрингерству» и нездоровая страсть к увечьям и катастрофам, скорее, мы видим фанатизм как явление, без точки опоры. Фанатизм как образ жизни и метод мышления – а любые деньги и влияние просто проходят бонусом к тому, чтобы быть самим собой. На самом деле, на примере Лу можно наблюдать маньяка как состояние души. Есть ли у него внутри что-то, кроме пустоты? Нет ответа, но сам вопрос интригует и гипнотизирует.

Не то кино назвали «Одержимостью». «Стрингер», при всех достоинствах, удивительно прямолинеен и практически не выходит за рамки рассказа о вывертах конкретного сознания

Джилленхол – не только адепт актерской диеты «от Кристиана Бейла», но и один из лучших актеров поколения. От него, черт побери, мурашки по коже – он смотрит прямо в душу. Его герой испытывает к миру холодный, но чрезвычайно деятельный интерес, и через отстраненный, безэмоциональный взгляд Луи Блума мы видим мир таким, какой он есть: мир, в котором на горящего ребенка не нассут, чтобы потушить. Мир, в котором Смерти к косе и балахону прилагается смартфон, для съемки вертикального видео. Мир, в котором нет цели и смысла, мир, который движется силой людской одержимости.