Серые фильмы

Тайна в их глазах (Secret in Their Eyes), 2015, Билли Рэй, рецензия

Анна Дедова о ремейке оскароносной аргентинской драмы

Усталый бородач напряженно вглядывается в вереницу лиц постояльцев тюрем на экране компьютера и победно вскрикивает, находя сходство между одним из заключенных и парнем на находящейся у него в руках фотографии. Преодолев половину страны, он возвращается в город, где тринадцать лет назад произошло убийство, изменившее его навсегда, и в жизнь людей, чей мир был безвозвратно разрушен случайными событиями того незабытого прошлого. Измученный за годы своего отсутствия совестью и жаждой мести за так и нераскрытое преступление, герой вновь пытается взяться за брошенную когда-то детективную работу, чтобы наконец восстановить справедливость и душевный покой матери жертвы. Но удастся ли ему завершить начатое тринадцать лет назад и понять, какую же тайну хранят их глаза – бывших коллег, друзей и возлюбленных? Об этом только сейчас узнают разве что те любители кино, кто и не подозревает о существовании другого американского кинематографа с префиксом латино.

"Тайна в их глазах", рецензия

«Тайна в их глазах», рецензия

Затея с выпуском римейка аргентинского оскароносца сама по себе выглядела довольно странной, учитывая временной лаг между версиями и отсутствие какой бы то ни было шумихи вокруг оригинальной «Тайны» — ни татуированных хакерш, ни вечно молодых вампиров в списке персонажей замечено не было. Быть может, студия, ответственная за создание фильма, просто испытывала острый дефицит, что называется, взрослых сюжетов для серьезной аудитории, поэтому и снарядила режиссера Билли Рэя печальной повестью об одиночестве, тоске и внутренней тюрьме неиспользованных шансов, драгоценную атмосферу которой тот безнадежно разбазарил. Сценаристы зачем-то изменили основную сюжетную линию во славу появления героини Джулии Робертс, лишив этим финтом происходящее на экране элемента судьбоносной случайности встреч с незнакомцами, которые, пробегая по жизни лишь наискосок, на самом деле могут перевернуть с ног на голову привычный взгляд на мир и эффектом бабочки пронестись по всему будущему. В постановочных мелочах Билли Рэй скрупулезно дублирует сделанное его предшественником, например, без затей переснимая сцену безнадежной погони вплоть до выбивания дверей туалетных кабинок, но моменты, определяющие характер невидимой драмы персонажей, беззастенчиво им вымарываются.

 Затея с выпуском римейка аргентинского оскароносца сама по себе выглядела довольно странной, учитывая временной лаг между версиями и отсутствие какой бы то ни было шумихи вокруг оригинальной «Тайны» — ни татуированных хакерш, ни вечно молодых вампиров в списке персонажей замечено не было

Там, где беззаветно любящий муж жертвы изо дня в день сидел на одной и той же скамейке вокзала, здешняя страдалица почему-то намеревается дожидаться убийцу в баре, двадцатилетняя скорбь «его глаз» сокращается до тринадцатилетней «глаз их», что несколько сбивает градус безысходности финального твиста, а главный герой вместо призраков гоняется за вполне реальным человеком. Все это, помноженное на отсутствие мало-мальски пристойной химии между вроде как испытывающими тайное влечение друг к другу героев Кидман и Эджиофора или безалаберное отношение художников-постановщиков к изображению на экране прыжков во времени, которые можно определить разве что по наличию или отсутствию седых волос у Чиветеля, могло бы превратить картину просто в очередную проходную драму с актерами, отжившими свой век. Но режиссер никак не могу угомониться и потому решил добавить в сюжет еще немного нафталина, присовокупив ко всему прочему легонький триллер про околоодиннадцатисентябревые события. Потому не остается ничего другого, как с прискорбием констатировать: «Билли Рэй, вы совсем не поняли фильм!» Должное осознание серости душ всех без исключения участников описываемых событий. правых и виноватых, так и не приближается. Вместо этого зритель приходит к выводу о грязных играх борцов с терроризмом и сталинским рассуждениям про жертвы одним несчастным во имя спасения сотен тысяч невинных. Но, может, все дело просто в том, режиссер определил за нас, что Детям шампуня нет дела до экзистенциальной тошноты.