Волк с Уолл-стрит (The Wolf of Wall Street), 2013, Мартин Скорсезе, рецензия

Возмущенный «Волком с Уолл-стрит» Глеб Шашлов ругается цензурированным матом и видит в новом фильме Мартина Скорсезе сеанс впаривания авторучек доверчивой публике

Джордан Белфорт – продавец, в основном, красивой жизни, и идейный покупатель ручек – когда-то приехал на Уолл-Стрит с наивным желанием делать добро всем, даром, чтобы никто не ушел без бабла. Он недостаточно часто д#№чил, недостаточно цинично смотрел на мир, отказывался от дармового выпивона и запомнился боссам только тем, что пытался впарить акцию брокерам на собеседовании – впрочем, запомнился настолько, что местный гуру, кощееобразный наркоман, взялся шефствовать и обучать желторотика торговле по понятиям старинным, с конячком да с кокаином. Белфорт пройдет путь до мультимиллионера, попутно саморазрущаясь похлеще этих ваших Дерденов, будет на№#ывать автослесарей, швыряться карликами в мишень, запивать вискарем колеса, брить налысо секретарш, трахать тысячи шлюх и мазать яйца черной икрой – просто потому, что первый же встреченный клерк назвал его м№#давошкой, и вся дальнейшая жизнь стала подчинена попыткам доказать всем вокруг и в первую очередь самому себе ошибочность этого утверждения.

Не поймите превратно, я далек от мысли подозревать маэстро в отсутствии тонкости, но кажется, в попытке угодить всем Скорсезе заделался продавцом авторучек: хотите морали? – герой – типичный м#дак; Ди Каприо «жжёт» и душка? – герой – м#дак обаятельный. Великий человек – понятно, нарочно – щеголяет весьма пролетарскими представлениями о бирже: ни хрена эти уроды не знают и знать не должны, Америка – суть торговля подержанным враньем, ради самой невзыскательной публики надеваются очки быдлозрения и устраивается канкан с б#№дьми. Единственный выход – работать клоуном у пи#№расов, и нельзя даже сказать, будто мир Уолл-Стрит перемолол Белфорта (или Мартина) и высрал обратно – наоборот, последний сам ставит (кино)рынок раком, и поди пойми, безысходнось в этом или оптимизм. История Джордана – макаберный Дориан Грей наизнанку, трагифарс о том, как человек берет в рот у собственного эго и таки нет, шампанским этот вкус не перебьешь.

 В попытке угодить всем Скорсезе заделался продавцом авторучек

Голос разума и совести уходит в туман где-то через полчаса, дабы несчастный Тед Мозби после 9 сезонов встретил, наконец, маму для своих детей, и начинается фирменное преломление культуры через китч – самый живописный метод. В лучшие моменты «Волк с Уолл-стрит» выглядит сборником похабных анекдотов, в худшие – увы, паршивым римейком «Кокаина».  Хорошего, понятно, рассыпано щедро – тут вам и эдакий тарантиновский бессмысленный треп, который не хочется сокращать вопреки всякому здравому смыслу, и комедия положений «за гранью», и сценарно-игровой юмор прекрасного качества, и морячок Папай с наркотой вместо шпината. Просто кудрявый китч, как водится, с перебором: вечная дихотомия праздника и похмелья представляет собой вечный же сумрак, невозможно жить с постоянным привкусом кошачьего дерьма во рту, равно как и невозможно на это смотреть. Ди Каприо бенефисит, демонстрируя весь актерский диапазон: дрыгает жопой, как умпалумп, отсасывает микрофон, держит за руку обезьянку, водит феррари в состоянии паралича, воет на луну, будучи спеленут ремнями безопасности, швыряется лобстерами в стражей порядка и каждые полторы минуты на#№енивается в поросячьи слюни. Это все бесспорно круто, только вот отчетливо видно, что нужно в первую очередь самому Ди Каприо. Если будет оскар – вероятно, будет самый смешной оскар в истории.

Да и в общем-то, не в бирже дело, системообразующая мысль о том, что миром правят пи#$оболы, а народ жаждет быть обманутым – мысль прикладная в том смысле, что прикладывается к чему угодно. Хочешь – «волк» будет высказыванием на тему кино, поверни яйца боком – искусство в целом, сверху – политика, снизу – экономика. Секрет же прост: кокаин и шлюхи представляют собой универсальный интерфейс, и с их помощью все становится живописнее. Три часа кокаина и шлюх – явный перебор, или, если воспользоваться терминологией фильма: из стадии «бодрячка» зритель переходит в стадию «овоща», вслед за самим кино.

AlteraPars: рецензия Иоахима Штерна