Пленницы (Prisoners), 2013, Дени Вильнёв, рецензия

Антон Фомочкин отдает должное Вильневу, Диккенсу и тягучей атмосфере заснеженной пенсильванской глубинки

Честный христианин Келлер Довер отправляется со своей семьей в гости к соседям на праздничный ужин. Спустя несколько часов две маленькие непоседливые девочки пропадут. Первая и единственная зацепка с подозрительным белым фургоном, находящимся неподалеку, оказывается хлипкой. Принципиальный детектив Локи, которому это дело поручают, хочет найти пропавших не меньше бьющихся в истерике родителей, хотя сложно сказать, не продиктовано ли это желание стремлением не испортить рабочую статистику по раскрытым делам. Как бы то ни было, подозреваемого отпускают, неутешный отец орет на детектива, а дело начинает все сильнее запутываться. И пока официальное расследование дергает каждую попавшуюся ниточку, Келлер решает вершить возмездие своими руками.

Редкое кино, бескомпромиссное, удивительно уютное и отдающее ледяным холодом

«Пленницы» из редкой породы триллеров, в которых режиссеру удается контролировать сценарий, не допуская очевидных подсказок в решении сюжетной задачи, и создавать саспенс практически пустом месте, имея из подручных материалов лишь мрачную и тягучую атмосферу заснеженной пенсильванской глубинки. В историях о похищении детей с четким делением персонажей на откровенно хороших и откровенно плохих сложно оказаться оригинальным, но лента Вильнева лишена этой четкой однозначности в отношении главных героев. Сценарий Гудзиковского, на протяжении долгих лет переходящий из рук в руки самых разных талантливых людей, не вытаскивает на первый план религиозный подтекст, даже учитывая «Отче наш» на первых минутах. Вопросы, возникающие при просмотре, могут показаться банальными, но, если углубиться в суть, они довольно интересны. На что может пойти отчаянный человек, когда лишается самого дорогого, но слепо верит в то, что еще может вернуть все назад? Ответа нет, хотя уголовный кодекс рисует не совсем радужные перспективы.

Акцент на некоторых мелочах, вроде красного свистка, выглядит несколько неестественным, однако в остальном сложно придраться к фабуле, за которой скрывается нечто более осмысленное. Не без помощи одного из лучших операторов планеты Земля Роджера Диккинса, по форме «Пленницы» напоминают нуар — непрекращающийся дождь, неторопливое повествование, в котором за каждым поворотом кроется очередной, преимущественно удачный, твист. Редкое кино, бескомпромиссное, удивительно уютное и отдающее ледяным холодом.