///Трёхрублёвый хромакей: Чем “Черновик” Сергея Мокрицкого отличается от оригинальной книги

Трёхрублёвый хромакей: Чем “Черновик” Сергея Мокрицкого отличается от оригинальной книги

Внимание! В статье раскрываются важные сюжетные детали книги и фильма.

11 апреля свой 51-й день рождения отмечает известный писатель-фантаст Сергей Лукьяненко. Автор «Дозоров», «Черновика» и многих других книг родился в 1968 г. в городе Каратау Казахской ССР. По первой профессии Сергей Васильевич врач-психиатр. Вероятно, детальное изучение тайн человеческой психики помогло литератору создавать тексты, полные внутренних переживаний, близкие и понятные людям любого возраста и социального статуса.

Сергей Лукьяненко

Перелистывая страницы «Дозоров», «Лабиринта отражений» или любой другой из книг Лукьяненко, читатель не только следит за повествованием и динамикой развития сюжета, но и внимает монологу автора. Рассказчик или герой, словно старый друг, делится своими мыслями, выражает своё мнение или же предлагает послушать свою любимую музыку. При этом «голос автора» не поучает, он не передаёт зубодробительной философии, нет в нём и менторского тона. Лукьяненковские тексты легки и кинематографичны, любую сцену без труда можно «срежиссировать» в воображении.

Если говорить о наследии отечественной фантастики, имея в виду советский и российский период, то экранизации книг Лукьяненко получились наиболее успешными. В первую очередь это касается «Дозоров». Фильм Тимура Бекмамбетова «Ночной дозор» 2004 года стал одной из ключевых вех в новейшей истории российского кинематографа. «Наше кино тоже может быть зрелищным и интересным!» — возликовал зритель. Залихватская песенка про Антона Городецкого звучала из всех радиоприёмников. Книги Сергея Лукьяненко сметались с прилавков магазинов, как горячие пирожки. Кроме дополнительных тиражей книг, на прилавки хлынули тетради и блокноты с символикой «Дозора», затем выпустили компьютерную игру. Народ принялся играть в городские «ролёвки» про «Светлых» и «Тёмных», как если бы это были «казаки-разбойники» или «зарница». Это был безусловный успех. Выход продолжения — киноверсии «Дневного дозора» — не заставил себя ждать. Недовольные голоса, которые кричали: «В книгах всё не так!», конечно, звучали, но успех фильма всё прощал. Со времени выхода на экраны «Ночного дозора» прошло уже четырнадцать лет. Количество российских фильмов на киноэкранах несопоставимо больше, чем в уже ставшем историей 2004-м, но ни один отечественный блокбастер подобного жанра пока ещё не повторил оглушительного успеха «Дозоров».

Бешеная популярность «Ночного дозора» позволила писателю «выйти из Сумрака» и презентовать новый цикл, где в центре повествования — путешествие между измерениями. Романы «Черновик» и «Чистовик» можно назвать тенью цикла о «Дозорах». Все эти произведения можно смело причислить к жанру городского фэнтези, ведь действие романов разворачивается в современной автору Москве. «Черновик» вышел в 2005 году, можно сказать, сразу после первого триумфа. «Новый» роман напоминал отражение «Дозоров». Автор сгенерировал практически тот же сюжет, только без магии, упырей и вурдалаков. Есть герой, Кирилл Максимов, переживающий кризис любовных отношений.

Кирилл Максимов, главный герой

Не «Рэмбо» и не «мачо», тихий и незаметный (чем-то напоминающий Антона Городецкого). Есть город Москва, где живет Кирилл. Внезапно жизнь ничем не примечательного молодого человека полностью меняется после знакомства с сообществом наделённых сверхспособностями людей или существ. Практически тот же «Дозор», только для тех, кто устал от волшебства и манихейства. При чтении книги не раз возникало впечатление, что автор подразумевал ее последующую экранизацию. Более десятилетия в итоге отделяет замысел от осуществления: киноверсия «Черновика» вышла на экраны в 2018 году. Повторил ли фильм Сергея Мокрицкого триумф лент Бекмамбетова? Ответ на этот вопрос можно легко получить, посмотрев на оценки, которые дали фильму зрители, познакомившись с обзорами, прочитав рецензии. 2018 год разительно отличается от 2004-го, как отличается от современного Интернет-пространства «тот самый» Веб 1.0. Сейчас каждый пользователь может транслировать свою точку зрения на широкую аудиторию. «Черновик» не обругал разве только ленивый. Корень проблемы кроется, скорее, в том, что и роман, и экранизация — это отражения, так сказать, вторая производная. Отражение «Дозоров» и их экранизаций. Внешне, «картинкой» киноверсия «Черновика» отличается от «Дозоров» Бекмамбетова так же, как социально-политические и развлекательные шоу «Первого канала» отличаются от аналогичных на телеканале «Россия 1». Фильм Мокрицкого, кстати, вышел при содействии второго. А вот по содержанию «Черновик» ушел от оригинала довольно далеко. И дело даже не в адаптации книжного текста и разночтениях. Киноверсия всегда будет отличаться от литературного текста. Режиссёр, снимая фильм, будет творить свой собственный кинотекст. Бесполезно задаваться вопросом, почему Наталья Иванова в фильме вдруг стала Ренатой, собака Кешью из скай-терьера превратилась в мопса, а вместо голоса из трубки телефона героя направляет весьма конкретный навигатор на букву «Я». Всё это очень мелкие детали, дорогие сердцу поклонника романа, но незначительно влияющие на восприятие повествования.

Сюжет «Черновика» прост: Кирилл Максимов заходит в квартиру и внезапно обнаруживает, что в ней живёт другой человек — некрасивая молодая женщина Наталья Иванова. В фильме изменено не только имя героини, вместо «серой мышки» перед зрителем предстаёт настоящая женщина-вамп в исполнении Северии Янушаускайте. Ведь в кино даже второстепенные персонажи должны быть привлекательны внешне. Кириллу не верят полицейские и соседи, его имя исчезает из всех документов, а родные и друзья перестают его узнавать. Верный пёс Кешью – и тот напрочь забывает хозяина. По мановению волшебной палочки знакомый интерьер дома меняется на совершенно новый и незнакомый. Дело не в том, что кто-то переставил гарнитур и умыкнул фамильную ширму, поменяв цвет стен. Всё гораздо серьёзнее: отличается даже плитка, на перекладывание которой надо потратить не одни сутки. В отчаянии Кирилл обращается к другу Коте, а также (в книге) ещё и к писателю-фантасту Дмитрию Мельникову — камео, каким его видел сам Лукьяненко. Когда же безысходность достигает критической точки, Кирилл понимает, что ему нечего терять. Он возвращается в уже не свою квартиру и, взяв в руки нож, наносит новой хозяйке «смертельное» ранение.

Женщина-вамп в исполнении Северии Янушаускайте

Кирилл продолжает «испаряться» из своего мира. Его словно вычёркивают отовсюду. Исчезает даже информация о совершённом им преступлении, из-за чего полицейские отпускают Кирилла восвояси. Скитания приводят героя к некой заброшенной башне. Утром следующего дня к незадачливому «убийце» приходит его «жертва» и объясняет, что теперь Кирилл не человек, а функционал — наделённый сверхспособностями специалист-таможенник, открывающий двери между мирами. Сама же она называет себя «акушеркой» — функционалом, инициирующим новых функционалов. В обмен на забвение со стороны близких людей Кирилл получает новую жизнь, бессмертие, сверхчеловеческие способности и новые миры, двери в которые он открывает. Заброшенная башня становится его бастионом и местом работы — «функцией». Таможенник, кроме открытия порталов, пропускает в них путешественников, а также взимает пошлины и следит за тем, чтобы все предметы были правильно задекларированы.  Отойти от башни дальше, чем на определённое количество километров, нельзя. Это единственное ограничение функционала. Все дальнейшие телодвижения Кирилл производит вокруг башни и ее окрестностей. Казалось бы, довольно-таки интересная фабула, развития которой хватило бы не на один фильм и даже на сериал в стиле британского «Доктора Кто». В поисках ответа на вопросы об устройстве Вселенной и своём месте в ней, Кирилл ступает на трудный путь опасных приключений.

Если «Дозоры» Бекмамбетова в середине 2000-х выглядели, как довольно стильный и дорогой фильм-клип, то сегодняшняя киноадаптация «Черновика» с примерно тем же, если не более посредственным, уровнем графики и визуальных эффектов, больше походит на среднестатистический сериал с канала «Россия 1». Казалось бы, отечественное кино получает материальную поддержку от государства и, стало быть, невыполнимых задач на пути к созданию блокбастера быть не должно. Однако, видимо, время выдвигает свои требования к понятию «блокбастер», и нынешний зритель сталкивается с определенной «культурной политикой». Сегодня режиссеры все чаще ставят себя в позицию эксперта, допуская, что лучше знают, как донести до аудитории основную идею произведения. Главным принципом становится неискоренимая тяга современных киноделов к упрощению по стандартным лекалам, привлекающим максимально широкую аудиторию.

Герой романа, то есть фильма, должен быть положительным. Во всех смыслах. Кирилл Максимов из фильма успешен, востребован и привлекателен. Типаж актёра Никиты Волкова отдалённо напоминает популярнейшего Данилу Козловского «на минималках». Привлекательный внешне, Кирилл работает в сфере мало понятной обычному человеку, но вместе с этим кажущейся сказочной. Кирилл — «разработчик компьютерных игр». Причём он не просто рисует «текстурки» или корпит над обликом персонажей и прочих монстров. Мало ведь кто задумывается, что игру создают и дизайнеры, и сценаристы, и программисты. Саундтрек пишет композитор. Да что там – целые отделы стоят за созданием продукта игровой индустрии. В студии «Бит и Байт» один человек создаёт всё сразу, и он гений. Таков Кирилл Максимов, звезда местного масштаба. Неказистая секретарша Таня просит Кирилла создать пятого эльфа в третьем ряду с её лицом в «какой-нибудь игре». Жизнь экранного героя до начала его приключений — уже фабрика грёз.

Кирилл Максимов, звезда местного масштаба

Книжный Кирилл не создаёт игры, он тот, кто в них играет. Если в фильме «Бит и Байт» — это крупная компания-разработчик в сфере игровой индустрии, то в книге — всего лишь магазин компьютеров. В романе Максимов весьма заурядный менеджер из «розницы», недоучившийся в вузе. С одной стороны, его всё устраивает, работа непыльная, можно невозбранно брать домой «на время» компьютерные комплектующие. У Кирилла есть купленная заботливыми родителями квартирка в Медведкове, его главный капитал. Внешне он вовсе не Аполлон. «Ему двадцать шесть лет. Он работает менеджером в каком-то компьютерном салоне. Чуть выше среднего роста, обычного телосложения, намечается небольшое пузо…», —  такой портрет главного героя набросал его книжный друг Котя. Влюбляться без памяти в подобный образ, конечно, проблематично, но и отторжения он не вызывает. Даже наоборот, этот персонаж ближе к среднестатистическому читателю «Черновика», чем тот, который показан в кино. Ну, мало ли в Москве было таких «манагеров», листавших «баш.орг» на работе? Представители офисного планктона шутили про «два пирожка А4», говорили «превед медвед» и «йа креведко».

Периодически в голове такого труженика «розницы» иногда мог шевельнуться червячок сомнения: «А на то ли я трачу свою жизнь?» Только радикальных перемен от такого человека ждать бессмысленно. Таких «кириллов максимовых» просто пруд пруди. Поэтому и образ «незадачливого друга» как будто бы знаком каждому и даже близок. Однако в современном российском кино такой Кирилл никому не нужен. Что это ещё за незадачливый друг? Почему в двадцать шесть лет не нашёл призвание и работу мечты? Почему не Аполлон? Что это за «пузо»? Главный герой российского фантастического фильма должен быть красив на экране. А иначе как объяснить зрителю, почему он не хочет расставаться со своей обычной жизнью, не хочет менять её на бессмертие, особое положение и множественные миры? В книге Кириллу тоже не особенно нравится его новый статус, наигравшись вначале, он понимает, что не всё так радужно и сказочно, как кажется. Он желает разобраться, докопаться до сути. Кирилла из фильма более чем устраивала его прошлая жизнь «звезды», где он запросто мог открыть дверь начальника с ноги и потребовать аванс. По ходу продвижения по сценарию мы узнаём, что героем руководит не только желание вернуть прежние радости и восстановить отношения с родителями. Как и везде, надо искать след женщины. Любовные линии в книге и фильме разительно отличаются. Здесь действительно можно разглядеть различие взглядов на романтические отношения между мужчиной и женщиной в 2005-м и 2018-м. После «сексуальной революции» 90-х они воспринимались более раскрепощенно, в контексте личной свободы и отсутствия обязательств. Для молодежи, которая тусила по клубам и училась знакомиться в интернете, детская коляска и штамп в паспорте были последним, к чему нужно было стремиться. Теперь же общество все активнее и настойчивее возвращается к патриархальным истокам, традиционным семейным ценностям. Образ возлюбленной главного героя, претерпевший изменения от книги к фильму, хорошо отражает эту тенденцию.

В начале истории  у неказистого книжного Кирилла и «идеального» Кирилла из фильма есть сходство — это неудачи в личной жизни. В книге девушка главного героя, Анька, просто оставляет ключи. Киношная Анька в самом начале истории, не оценив по достоинству поздравление-перформанс с ростовой куклой в виде матрёшки, тоже объявляет о разрыве.

В книге Анька уходит раз и навсегда. Уже став функционалом, Кирилл знакомится с абсолютно другой девушкой – Настей. Она станет сопровождать его на протяжении всей книги. Образ Насти типичен для начала 2000-х, но на излёте 2010-х подобный типаж вызывает отрицательные ассоциации и негодование. Блондинка с модельной внешностью, 19-летняя студентка историко-архивного института, состоит в романтических отношениях с богатым бизнесменом намного старше её. Настя пользуется всеми радостями богатой жизни: живёт в роскошных дизайнерских апартаментах, иногда путешествует за границу и даже в параллельные миры. Знакомство на таможне, происшествие в отеле Розы Белой в Кимгиме, подполье функционалов – фон, на котором разворачивается любовная линия.

Кирилл в фильме предстаёт однолюбом. Ему не нужен никто, кроме Анны. На таможне новоиспеченный функционал, как будто воспользовавшись тем, что бывшая партнёрша позабыла все его ошибки, заново знакомится с девушкой, а также её новым покровителем. Старая любовь вспыхивает с новой силой и в новых красках. Аня попадает в опасные ситуации, а потом и вовсе оказывается похищенной. Поиск возлюбленной становится одной из главных мотиваций героя, и здесь уже виден прицел на сиквел. Спасение Анны равноценно спасению мира. Вряд ли среднестатистическому зрителю захочется смотреть на похождения миловидной блондинки, которой покровительствует богатый «папик». А старая любовь не ржавеет. Аня, ровесница Кирилла, к тому же выглядит в глазах зрителя «приличнее». Она целеустремлённая, серьёзная, хочет создать крепкую семью. Ей не нужен человек, проживающий жизнь, как черновик. Правда, при создании фильма простым перенесением части функций Насти на Аню сценаристы не ограничились. Вместе с линией красавицы-блондинки исчез целый пласт сюжета, связанный с борьбой подполья функционалов против влиятельного ядра сообщества всесильных мастеров своего дела.

Анна, возлюбленная Кирилла

Здесь впору вспомнить о принципиальных отличиях мира функционалов в кино и книге. Функционал привязан к своей функции, то есть рабочему месту. Существуют разные профессии сверхлюдей: врачи, полицейские, рестораторы, почтальоны, таможенники. Перемещения всех их ограничены неким радиусом. Только рядом со своей функцией, являющейся и домом, и крепостью, функционал  непобедим и практически бессмертен. У некоторых, например, почтальонов, функция передвижная. Функционал-полицейский силён только в пределах своего участка. Если функционал удаляется от своей функции на расстояние, превышающее разрешённое, то последствия будут неутешительны. В книге функционал, «разорвавший поводок», теряет свои суперспособности, навыки и бессмертие, превращаясь в обычного человека. Его функция разрушается. И, что логично, сообщество избавляется от такого «предателя». Способов может быть множество, от физического устранения до ссылки в какое-нибудь гостеприимное место, где провинившегося никто не найдёт, а сам он потеряет рассудок и уже никогда и никому не расскажет о мире всесильных функционалов. Фильм модернизирует и ужесточает секреты контроля над ценными кадрами: функционал получает от «акушера» или «куратора» специальный мигающий амулет в виде паука, который почти буквально является ошейником с поводком. Удаляясь от функции, функционал начинает просто таять на глазах. Его кожа становится прозрачной, его тело сгорает и испаряется.

Функционал становится прозрачным

Спасти жизнь можно только с помощью воды. Книжные функционалы гораздо свободнее тех, что показаны фильме Сергея Мокрицкого. У них действительно есть выбор. Неужели обеспеченная бессмертная жизнь, лучшие средства производства и работа-призвание — это то, от чего можно легко отказаться? Даже ограничение передвижения в виде «поводка» — не такая большая потеря. В книге функционалы могут путешествовать благодаря таможням, причем часто транзитом, так как точек перехода достаточно много, по нескольку в разных мирах. Например, общество функционалов и их знакомых с большой радостью встречает Кирилла и приветствует открытие ещё одной новой таможни в Москве. На страницах книги читатель встречает девушку Илан, которая была функционалом-врачом. Поначалу всё было идеально, если не считать «стирания» её из прошлой жизни. Она получила профессию, о которой мечтала, в её клинике никогда не было недостатка в редких препаратах, оснащение было самым современным. Однако Илан не могла вылечить всех. Она должна была помогать только богатым, влиятельным, власть имущим. Сообщество функционалов крепко связано с миром элит. Ведь функция обеспечивает хозяина всем, кроме денег. Деньги текут к функционалу от обеспеченных «клиентов». Разве может врач высшей категории принять всех обратившихся больных? Тогда время приёма сократится до минимума. Невозможно спасти всех. Илан не могла согласиться с тем, что услуги функционалов доступны лишь представителям власти, потому приняла решение расстаться с бессмертием, любимой работой и даже профессиональными навыками, появившимся волшебным образом. Она вступила в подпольное общество, чтобы бороться с несправедливыми порядками и заискиванием функционалов перед властью. То ли линия подпольных борцов выпала из канвы повествования из-за дружбы Илан с Настей, то ли тема оппозиции и протестных волнений в нашей современной реальности слишком нежелательна для упоминания… Именно с подпольщиками сталкивается Кирилл в отеле Розы Белой в книге. В фильме сообщество решает испытать боевые навыки Кирилла-таможенника и сталкивает его с боевыми роботами-матрешками. Летающие, вооруженные до зубов куклы выглядят ярко, но впечатляют лишь при просмотре трейлера. После неоднократных появлений матрешек в фильме невольно пресыщаешься оживляющей их компьютерной графикой, как и паровыми салазками с дирижаблем, курсирующими туда-сюда по однообразному маршруту вокруг белокаменного Кремля Кимгима.

Боевые роботы-матрешки

Простота сводится к однообразию и узости. Книги «Черновик» и «Чистовик» объединяют в дилогию, которую называют «Веер». Потому что параллельные миры организованы наподобие веера. Это действительно миры. Если даже вспомнить только упомянутые в «Черновике», они поражают своей многогранностью. Например, мир Земля-3 или Вероз. Первая дверь таможенника Кирилла открывается в один из городов этого мира — Кимгим. Кимгим — это лишь город, находящийся на широте Стокгольма. Уютный городок, похожий на европейские, омываем водами холодного моря, где обитают гигантские спруты. Этих «кракенов» местное население даже ухитряется вылавливать, чтобы потом удивлять гостей изысканными деликатесами из их мяса. В Верозе нет нефти, поэтому технический прогресс пошёл по пути стимпанка. Кимгим — не единственный город на карте Земли-3. Интересно, что на широте Москвы там находится город победившего Ислама – Орызлатан, с храмом Исы-пророка в  центре. В фильме Кимгим — это мир, весь. Причем ограничен он видом на Московский Кремль с Софийской набережной. Дело в том, что авторы киноадаптации «Черновика» решили переместить башню-таможню Кирилла из индустриальных окрестностей станции Москва-1, что в районе «Алексеевской», в самое сердце столицы — на Софийскую набережную. Чтобы прямо из башни можно было лицезреть знаменитый открыточный ракурс Кремля. Так называемый «трёхрублёвый» вид, знакомый многим рождённым в прошлом веке и в другой стране по советской купюре соответствующего достоинства. Именно вокруг этого вида будет разыгрываться драма. Именно этот вид лейтмотивом будет повторяться во всех мирах, двери в которые откроет герой.

Кимгим

Ведь у прославленного российского кинематографа есть наивыразительнейший прием — великий зеленый экран, хромакей. Благодаря этому «трёхрублёвому хромакею» кремлёвские башни будут возвышаться в стимпанковом Кимгиме, гнетущей, заросшей борщевиком Нирване, социалистическо-китайском Аркане и даже в абсолютно необитаемом Заповеднике.

Заповедник

В последнем случае это будет выглядеть, как Кремль посреди моря и пальм. Таможенник Кирилл может перемещаться лишь в радиусе 15 километров, его шею сдавливает цепочка с кулоном в виде паука. Поэтому, открывая новый портал, таможенник видит Москву, ведь все миры — это отражения Москвы. В книге они не были таковыми отражениями. Миры Веера полностью самостоятельны. С большой натяжкой близнецом нашего Мира можно назвать Аркан. Интрига вокруг Аркана практически совпадает с книжной. После открытия новой таможни Кирилл принимает комиссию, в состав которой входит его «акушер», а также представители московской элиты, в том числе политики. Роль партийного функционера в фильме исполнила Ирина Хакамада.

Ирина Хакамада

Кириллу было сказано о важности открытия Аркана, мира, где время обгоняет наше. Такой мир, подобно черновику, может служить полигоном для испытаний или же энциклопедией успехов и ошибок. Примечательно, что в комиссии, описанной в книге, упоминаются политик Дима и юморист Женя. В образе которых угадываются Дмитрий Рогозин и Евгений Петросян.

И в книге, и в фильме Кирилл открывает заветную дверь. В книге есть момент, когда Кирилл попадает в Москву параллельного мира. Однако хронологически этот мир, как оказалось, не опережает нашу эпоху, а наоборот — отстает. СССР не распался, а активно помогает беженцам из Африки. Африка в Аркане не знала рабства, поэтому из-за амбиций местных корольков раздираема войнами. Однако Сергей Васильевич не учёл один момент: дети из свободной Африки почему-то приветствовали Кирилла песней на французском языке. Даже Гитлер в Аркане стал мирным художником. Правда, ни о какой дружбе с Арканом речи быть не могло. Ядерная бомбардировка башни таможенника случилась ещё в СССР нашего мира, известного под именем «Земля-2» или «Демос».

Кирилл, буквально изрешеченный пулями в Аркане, чудом скрывается в своей башне. Чудодейственная сила исцеляет хозяина, завершает процесс регенерации вода. В книге это единственный эпизод, где Кирилл использует воду для лечения ран. В фильме вместо чернокожих друзей Аркан наводнили китайцы. Скорее всего, это отражение Москвы нашего времени. В окрестностях Кремля туристов из Поднебесной больше, чем москвичей или гостей из других городов и стран вместе взятых. Китайская речь слышна повсюду. Если в книге Кирилла обстреливал из пулемётов чуть ли не целый полк, то в киношном Аркане всё менее затратно — прилетели нарисованные матрёшки-роботы.

Аркан

К тому же герой Никиты Волкова исчез в пучине вод Москвы-реки — и был таков. Ведь зрителям уже знакома исцеляющая сила воды. В одном из эпизодов нас ждет камео: Кирилла, слишком далеко уехавшего от своей «базы», спасают сами создатели «Черновика» — режиссер Мокрицкий и писатель Лукьяненко. С пластиковой бутылкой минералки наперевес, в роли простых дядек из метро.

Камео Лукьяненко и Мокрицкого

Ещё более «советским», чем Аркан, смотрится в фильме мир Нирваны. Этот мир, где Кирилл знакомится с таможенницей Василисой, представляет собой смесь постапокалиптических трущоб и ГУЛАГа. Где несчастные ходят строем, собирают металлолом и устраивают демонстрации. Попавших туда таможенница Василиса почему-то «клеймит». Из Нирваны Кирилл буквально выносит свою возлюбленную, Настю, по книге, и Анну, из фильма. Только Нирвана очень изменилась за последние двенадцать-четырнадцать лет. Нирвана образца 2005 года — это совсем другой мир. Общество функционалов в книге весьма отличается от киноверсии. Нирвана книжная — это мир, куда действительно могли отправить в ссылку неугодных. Правда, делали это с использованием более изощрённых атрибутов, нежели клеймо, роба и хождение строем. Нирвана Лукьяненко похожа на мир из телерекламы, где настройки яркости выкручены на максимум. Диковинные споры местных грибов обладают наркотическим действием. Поэтому в этом мирном краю цветущих яблонь и ясного неба не о чем волноваться, можно просто забыть обо всех проблемах. В Нирване хочется скакать вприпрыжку. Здесь целыми днями напролёт можно удить рыбу, не задумываясь о том, какой на дворе год. Тут можно разводить кур и рожать детей, влача беспечное существование в сельском поселении. В состоянии перманентного наркотического опьянения никто не замечает, что точка невозврата уже пройдена. Да и незачем замечать и думать. Таможенница Василиса периодически приносит детям книги с Земли-2, только вот «Гарри Поттера» нирвановские детишки не жалуют. Видимо, не наша это книга, продукт западной культуры. Неужели Нирвана — это тот самый особый русский путь, мирный и сытый, сводящийся к полуовощному существованию? А чем этот мир наркотических грёз отличается от ярко-глянцевого мира современных шоу и сериалов на телеканале «Россия 1»? Всё это слишком путанно и трудно. Поэтому понятнее показать в фильме мир-лагерь или мир-тюрьму. Этот образ читается ясно и однозначно, он не предполагает сложных метафор, иронии и иносказаний. А в ярком и веселящем угаре, с ежедневной жареной курицей, среди утопающих в цветущих яблонях деревенских домиков не увидишь стен и решёток. Как можно отвергать милую галлюциногенную пастораль? Разве стабильность — это плохо?..

Нирвана

Когда состоялась премьера «Черновика», сразу же начались разговоры о телевизионной версии. Выход 12 серий на телеканале «Россия 1» уже запланирован на 2019 год. Если детище Мокрицкого представить в виде сериала, то оно весьма органично встроится в сетку вещания на «второй кнопке». Лощеного вида главный герой путешествует по мирам «трёхрублёвого хромакея» и спасает любимую, параллельно спасая мир. Уклоняясь от пулеметных очередей нарисованных матрёшек, с каменным лицом размахивая мечом, таможенник Кирилл докопается до сути. Хотя нужно ли поднимать тему поиска себя, открытия тайн Вселенной и хитросплетений общественных отношений? Будет ли это соответствовать формату?.. Сам Лукьяненко символично предстаёт перед нами в роли простого мужика из метро. От него не ждешь ответа на сокровенный вопрос о существовании главного и подлинного мира-чистовика.

Киноадаптация «Черновика» вполне актуальна культурному запросу современной России, хотя, по субъективному ощущению, экранизация опоздала лет на десять или даже больше. А если фильм не оправдал ожиданий, то всегда можно взять в руки книгу. От продакт-плейсмента и тут никто не застрахован: в литературном первоисточнике герои обсуждают идею получения прибыли от упоминания на страницах произведения пива марки «Оболонь», однако обыграно это находчиво и с юмором. В фильме роль такого бренда отдана электронным продуктам «Яндекса». С рекламой или без, миры «Веера» получили свои воплощения на страницах книг и на большом экране. Когда-нибудь мы увидим экранизации других произведений Сергея Лукьяненко, недаром его романы нашли место в сердцах многих почитателей фантастики в нашей стране. Ведь на страницах этих книг описываются не далёкие вселенные, действие разыгрывается совсем рядом, в Москве. Миры, созданные Сергеем Васильевичем, отмечающим сегодня свое 51-летие, открыты новым веяниям. Они вдохновляли и будут вдохновлять на создание не только кинопродукции, но и театральных произведений, настольных и видеоигр. Остается лишь пожелать писателю, чтобы качество их оценивалось гораздо выше, чем советская купюра достоинством в три рубля.

Яндекс.Навигатор

Этот материал для нас подготовила
ЛАРИСА ИВАНОВА
ЛАРИСА ИВАНОВА
Человек-противоречие: общительный хикикомори, постигший дзен в симбиозе терпимости к людям и праведной ненависти к системе. Уникальную многогранность натуры культуролога выражает в равноценной любви к фантастике, отечественной истории, аниме, скандинавскому кино и ТВ. Оттого одинаково охотно изъясняется на шведском, японском и хорошо подвешенном русском (иногда непечатном).
Рассылка
Хронология: 2010-е 2018 | | География: Россия и СССР
Автор: |2019-04-11T18:52:58+00:0011 Апрель, 2019, 10:25|Рубрики: Статьи, Теория|

Автор:

Postcriticism
Коллективное бессознательное
Сайт использует куки и сторонние сервисы. Если вы продолжите чтение, мы будем считать, что вас это устраивает Ok