//Odobenus rosmarus VS Homo sapiens

Odobenus rosmarus VS Homo sapiens

Бивень (Tusk), 2014, Кевин Смит, рецензия

Игорь Нестеров рецензирует новую работу Кевина Смита

Вы слыхали, как ревут моржи?
Нет, не те моржи, что в Антарктиде.
А моржи, двуногие моржи,
Что на человечество в обиде

«Может быть, надо было сделать карьеру вместо того, чтобы толкать травку? Лечить тюленей. Или стать астронавтом. Первым из всех засранцев найти инопланетную форму жизни. И трахнуть…», — так Джей из «Клерков» выносил мозг Молчаливому Бобу, который внимательно слушал и, вероятно, мотал на ус. Лечение тюленей и превращение человека разумного в клыкастое ластоногое чудище, конечно, не одно и то же, но фантазия разудалого выдумщика Кевина Смита — то ещё психотропное вещество, которое образует сценарные идеи из всего, что случайно попадает под каток режиссёрского сарказма. Будь то библия, будь то американский неоконсерватизм, или вот объявление на сайте о том, что владелец дома готов сдать одну из комнат бесплатно, в случае если потенциальный жилец согласится на два часа в день переодеваться в костюм моржа. Неукротимая творческая смекалка Смита ухватилась за высунувшуюся из глобальной сети ниточку, которая потянула его по жанровой карусели, и на свет появился «Бивень» — неведомая зверушка: не то шок-хоррор, не то трагифарс, не то ЛСД-трип.

Одному из главных скоморохов-сатириков Соединенных Штатов в последнее время не очень везёт. Фильмы, в которые он вкладывает значительно больше мыслей, нежели обычно, мало того, что с трудом окупаются или не окупаются вовсе, так ещё и отталкивают от него немногочисленных поклонников, которые, впрочем, всё простят в случае успеха «Клерков 3». «Двойной копец» освистали, от «Красного штата» попросту отмахнулись, а большой и неуклюжий «Туск» быстро уйдёт под воду, пуская пузыри, из-за откровенной сюжетной расхлябанности, второсортного юмора и когнитивного диссонанса, который испытываешь, когда махровый комик-трэш внезапно начинает заниматься эмоциональным шантажом — претворяться мелодрамой и настырно давить слезу, будто какой-нибудь «Хатико». Хотя, пожалуй, Смит здесь более серьёзен, чем в прошлых своих работах. И вот почему.

Большой и неуклюжий «Туск» быстро уйдёт под воду, пуская пузыри, из-за откровенной сюжетной расхлябанности, второсортного юмора и когнитивного диссонанса, который испытываешь, когда махровый комик-трэш внезапно начинает заниматься эмоциональным шантажом — претворяться мелодрамой и настырно давить слезу, будто какой-нибудь «Хатико»

На протяжении значительной части фильма режиссёр играет в миловидный и достаточно тонкий постмодернизм, чего за ним ранее не замечалось. Приезд подкастера Уоллеса Бритона в мрачный канадский особняк пожилого путешественника Говарда Хоу обыгран в духе «Дракулы» Брэма Стокера. Во время диалогов журналиста и жуткого хозяина усадьбы в безукоризненном исполнении тарантиновского любимца Майкла Паркса сыпется немало смачных и забавных отсылок к приключенческой прозе Мелвилла, Лондона, Верна. После чего фильм становится чем-то средним между «Франкенштейном» Кеннета Браны и «Мухой» Дэвида Кроненберга. Между тем, создание и воспитание человека-моржа в домашних условиях, ампутация конечностей, пришивание шкуры, купание в ледяной воде, кормление сырой рыбой и обучение звериному рёву, выглядит нахальной попыткой переосмыслить ключевую идею научной фантастики прошлого и позапрошлого веков. Собирательный книжный (равно, как и киношный) учёный зачастую стремился очеловечить неразумное существо, вдохнуть жизнь в труп, голема, машину, или же сам обрести сверхспособности. Смит то ли в шутку, то ли всерьёз запускает обратный процесс — превращение болтливого, бессовестного и, прямо скажем, никчёмного радио-диджея в бессловесную морскую тварь. Тут уж если не манифест Зелёных, то, как минимум, шпилька обленившимся соотечественникам.

Тем не менее, режиссёр в финале сам же разносит в лоскуты оригинальную концепцию, которую поначалу старательно сооружал. Виной тому груда нелепиц, связанных с напрасным появлением известного голливудского актёра в самой дурацкой из своих ролей, и сползание к банальной истории любви, ревности и предательства. В «Догме» Кевин Смит назвал утконоса доказательством того, что у Бога есть чувство юмора. Является ли «Бивень» свидетельством наличия у Смита задатков за гранью таланта насмешника? Определённо. Вот только пока что, превращение гениального мальчика из «Искусственного разума», «Шестого чувства» и «Форреста Гампа» Хэйли Джоэла Осмента в безжизненного и бесцветного циника Тедди Крафта шокирует куда сильнее и заставляет задуматься куда глубже, чем трансформация млекопитающего семейства гоминидов в млекопитающее семейства моржовых.

Рассылка
Хронология: 2010-е 2014 | | География: США
Автор: |2019-01-19T15:39:31+00:0021 Ноябрь, 2014, 11:56|Рубрики: Рецензии|Теги: , |
Игорь Нестеров
Гигант мысли, отец русской демократии, двойник Квентина Тарантино. Политическое кредо — всегда. Путешествует из Петербурга в Москву на манер Александра Николаевича Радищева. Предпочитает разумный центризм, эволюцию и темное пиво. Со смертью Махатмы Ганди потерял единственного достойного собеседника и ударился в эссеистику.
Сайт использует куки и сторонние сервисы. Если вы продолжите чтение, мы будем считать, что вас это устраивает Ok