Автор Postcriticism Денис Виленкин рассказывает о фильмах из программы очередного Венецианского кинофестиваля

75-й Венецианский кинофестиваль распахнул свои двери и открыл шлюзы. В конкурсе постоянные гости Мостры (Лука Гуаданьино, Дэмьен Шазелл, Альфонсо Куарон), многообещающие дебютанты (Брэди Корбет, Ласло Немеш), фильмы отвергнутые Каннским кинофестивалем. На самом деле, их даже больше, чем может показаться на первый взгляд. Фильм «Рома» Альфонсо Куарона в Канн не взяли из-за конфликта между руководством и представителями Netflix. Так же, предположительно за бортом Каннского кинофестиваля остался Майк Ли с фильмом «Петерлоо», Оливье Ассайас и «Двойные жизни». Речь, конечно, идёт о конкурсной программе, премьериться мимо которой, вероятно, не хотели ни Ли, ни Ассайас. Руководствуясь какими-то ориентировочными принципами каннских отборщиков, так же можно предположить, что «Петерлоо» показалось им слишком хрестоматийным и неоправданно тяжеловесным, а «Двойные жизни» — наоборот, чересчур легкой (впрочем, обманчиво) комедией для ограниченной аудитории.

«Петерлоо» — Кропотливая иллюстрация трагедии, но при этом по телевизионному аккуратное топтание в жанре «никто не забыт, ничто не забыто» от почтенного британского мастера. Единственный, между прочим, режиссёр на фестивале, чьё имя в начальных титрах вызывало аплодисменты.

«Двойные жизни» Оливье Ассайаса в американском прокате известны, как «Non fiction», и то и другое название отражают генеральную идею и дополняют друг друга. Главные герои — писатель, актриса, издатель и его девушка. Все друг с другом спят и скрывают, все друг другу кем-то в жизни приходятся. Нон-фикшн, как публицистический, нехудожественный литературный жанр. То, что не может быть выдумкой автора. Интеллектуальный мамблкор — проба пера для Ассайаса в освоении жанра, после гениального исследования времени через Лакана в «Персональном покупателе», «Двойные жизни» могут показаться слишком для автора простыми. Но это лишь видимость, поскольку финальный твист с беременностью одной из героини переворачивает повествование и делает фильм фирменной ассайасовской головоломкой.

Вообще на авторскую головоломку рассчитывал и Брэд Алверсон, участвующий в конкурсе с фильмом «Гора». Вольное переосмысление «Волшебной горы» Томаса Манна вышло предельно претенциозным. Стилистически — Рой Андерсон встречает Йоргоса Лантимоса. Но задумка создать ребус и предмет эстетического восхищения в итоге страдает от избыточных абсурдных поворотов и рассыпается на решения дизайна кадра.

А вот «Баллада Бастера Скраггса» братьев Коэн — пример удачной работы абсурдных поворотов и дизайнерских кадровых решений. По форме — сборник из 6 новелл, связанных идеей обезумевшего дикого Запада, ставшего в фильме Коэнов пародией на самого себя. В отличие от отмеченной наградами «Железной хватки», «Баллада» — набор анекдотически выстроенных притч. Анекдоты необязательно будут смешными, но будут как всегда у Коэнов — поучительными. По сути, случай отменённого сериала позволил Коэнам пойти на эксперимент, обернувшийся успехом, эксперимент, на который они бы вероятно не решились. Два именитых режиссёра с большим узнаваемым стилем внезапно снимают скетчи. Да они бы даже не вылезли из своего седла, задум над этой идеей, покрутили бы, посмеялись и забыли. Но вот ведь судьба. Венецианский кинофестиваль и удачный фильм. Совершенно не как у героев «Баллады»- сплошь несчастных доходяг и неудачников.