Hip to Be Square

Будь паинькой (Kimi wa iiko), 2015, Мипо Ох

Что для русского – скользящие по ветру опавшие лепестки сакуры, то для японца – неограненное простое человеческое счастье. Но даже это в ленте «Будь паинькой» кажется искусственным, словно эти самые лепестки усердно вырезали из гофрированной бумаги, а искренняя радость на лицах актеров – натянутая гримаса, более напоминающая раздражение. Посвященный проблеме насилия в семьях фильм режиссера Оха больше напоминает двухчасовой социальный ролик, скромный с позиции художественной ценности и драматургии, нудный, безжизненный, раскручивающий заявленную тему настолько, что, кажется, многих маленьких детей обижают и мутузят в стране восходящего солнца с утра и до самой ночи. Особенно выделяется не привязанная к основной сюжетной канве линия, иллюстрирующая последствия жестокого детства намертво отпечатавшегося ожогами от сигарет на запястье (следствие чего – догадайтесь сами), где молодая мать, заблудившаяся ожидании возвращения собственного мужа из командировки, стоит собственному чаду сделать что-то не так, начинает кидаться вещами и лепить пощечины.

Посвященный проблеме насилия в семьях фильм режиссера Оха больше напоминает двухчасовой социальный ролик, скромный с позиции художественной ценности и драматургии, нудный, безжизненный, раскручивающий заявленную тему настолько, что, кажется, многих маленьких детей обижают и мутузят в стране восходящего солнца с утра и до самой ночи.

Будь паинькой, рецензия
«Будь паинькой», рецензия

Главный герой – учитель начальных классов — в силу собственной неопытности вынужденный мириться с бесчинствами своих учеников и диктатом родителей. Между ним и его подопечными, вопреки ожиданиям, не завяжется мощная эмоциональная связь – зато из их уст прозвучит моралистическая нотация — от объятия станет день светлей, и на небе радуга зажжется (последнее, судя по всему, и есть лучшее лекарство от всех бед). Моральная дилемма, оставляющая финал открытым, вымучена, вообще этих несчастных архетипов, безжалостно сжирающих хронометраж, тут на несколько штук больше, чем требуется, и ближе к кульминации в них начинаешь путаться, как путается самоубийца меж трех сосен в знаменитом лесу у Аокигахары. Притом многие побочные зацепки, потенциально способные ненамного расширить спектр поднятых проблем, опрометчиво упущены из поля видимости, дабы максимально акцентировать внимание на назойливой подаче центрального месседжа. Может быть, на горе Фудзи и скопилось множество улиток, но все они, по логике режиссера Оха, должны быть предельно счастливы. Вместо резко прервавшейся наиболее знаменитой песни группы REM, почему-то «Ода к радости» в самых разных вариациях. Подставь плечо товарищу, и выглянет солнце. Ну и так далее, в сентиментальную бесконечность.