Береги честь смолоду

Частное пионерское, 2013, Александр Карпиловский

Дмитрий Котов рецензирует фильм Александра Карпиловского.

Не каждый знает, что пионерское движение в России до сих пор существует и функционирует. Правда, без государственной поддержки. В наши дни это, скорее, немногочисленный клуб по интересам, некогда бывший одним из фундаментальных столпов советского общества. Бронзовый и блестящий образ советского пионера в современной культуре давно покрылся патиной времени, а нынешние школьники тем паче не представляют, зачем в доперестроечные времена их сверстники носили какие-то значки и красные галстуки, в свободное от учебы время собирая макулатуру и стеклотару. Во многом именно поэтому примечательная ностальгическая картина Александра Карпиловского «Частное пионерское» практически ускользнула от жадного взора зрительских масс, в широком российском прокате ее посмотрели всего 6 тысяч человек.

Мишка и Димка, два неразлучных товарища из небольшого индустриального города Дзержинска, затянуты омутом приключений, в центре которого – находящееся под угрозой срыва общешкольное мероприятие и операция спасения умной и храброй собаки со странной кличкой Савва. На фоне несанкционированных и опасных оперативно-розыскных мероприятий, под лязг шестеренок четко отлаженной идеологической машины, ребята сталкиваются с событиями, которые помогут им понять, чем подлинная человечность отличается от показного прилежания, как важно идти до конца в борьбе за справедливость и сколь причудливыми могут быть чары первой любви. Экранизация одноименной книги Михаила Сеславинского, чье детство выпало на самый расцвет пионерии, – это вневременная история о дружбе, чести и взаимовыручке, актуальная для молодежи любого поколения.

Частное пионерское, рецензия
«Частное пионерское», рецензия

Впрочем, отличительные черты 70-х показаны в фильме на удивление адекватно, без неуместного юмора и вычурного пафоса. Это не веселые истории «Ералаша», не бесшабашные хулиганства Петрова и Васечкина и не лукавая сатира Элема Климова. Зубодробительное антикапиталистическое кибальчишество и беззаветная борьба с буржуинами здесь имеют место лишь в самодеятельных сценках спектакля, разыгрываемого шестым «Б». Будто алой гуашью по листу ватмана режиссер рисует натуралистичный групповой портрет советского социума. Пролетариат в лице Димкиной бабушки склочно конфликтует, но все же старается найти общий язык с зажиточной интеллигенцией в лице Мишиного отца – руководителя одного из местных предприятий. Сторож питомника – алкаш и тунеядец – бессовестен и омерзителен, а школьная директриса – буквоед и бюрократ – хладнокровна и ортодоксальна. Криминальные элементы, с которыми приходится столкнуться Мишке и Димке, – психологические жертвы Великой Отечественной, не имевшие перед глазами положительного примера и ступившие на кривую дорожку. Эти архетипичные персонажи из реалий сорокалетней давности составляют окружение главных героев – обычных мальчишек и девчонок. Дети-актеры не обладают современной киношно-кукольной красотой и идеальной дикцией, они живые и настоящие, а потому органично вписываются в пространство фильма, вызывая искреннюю симпатию и желание сопереживать. Не в пример им, председатель школьного совета – прилизанный выскочка Быков – карикатурно серьезен, он – промежуточное звено между горячей, искренней детской душой и закостеневшим сердцем взрослого, аллегория того переходного состояния, которое превращает открытого миру ребенка в слепо преданного строителя коммунизма. В подтверждение тому интрига заглавия, написанного через «а», раскроется в самом конце ленты, и все встанет на свои места.

Карпиловский говорит о ностальгии по «той стране» устами своего повзрослевшего героя, но «Частное пионерское» – это квинтэссенция светлой грусти не только по «совку», но и по былым отроческим переживаниям, уникальный для нынешнего российского синематографа пример нравственного, неглупого и грамотно снятого детского кино.

Карпиловский говорит о ностальгии по «той стране» устами своего повзрослевшего героя, но «Частное пионерское» – это квинтэссенция светлой грусти не только по «совку», но и по былым отроческим переживаниям, уникальный для нынешнего российского синематографа пример нравственного, неглупого и грамотно снятого детского кино. В то время когда чадо, не имея особой альтернативы, выбирает между туповатым Лунтиком и несчастным Медведем, эксплуатируемым кровожадной Машей и в хвост и в гриву, время бить тревогу. Время обернуться назад и вспомнить все хорошее, доброе, вечное, что было погребено под руинами нашего общего союзного прошлого. Если знать, куда смотреть, за серпами, молотами, красными галстуками и значками с Лениным можно увидеть то, чего у российских детей XXI века, увы, нет. Ибо любовь к Родине, честь, смелость и уважение к окружающим теперь выглядят несколько иначе.