Долгое падение (A Long Way Down), 2013, Паскаль Шомель

Владимир Стремилов критикует Аарона Пола и вспоминает Кевина Смита в рецензии на «Долгое падение»

Два начинающих актера — один стремительно стареющий спецагент в отставке и одна не очень популярная австралийка, — объединились под руководством не слишком успешного француза Шомеля, чтобы явить миру нечто под названием «Долгое падение». Волшебный и в какой-то мере новогодний сюжет (дело происходит в Англии в период с декабря по февраль) омрачила небрежная постановка и далеко не самые топовые работники на передовице. Броснана в смокинге хотели все женщины земли, но великим актером он никогда не был. Колетт хороша, но ее роль здесь самая маленькая. Путс — единственная, к кому нет никаких претензий. Она отлично исполнила роль папиной дочки с синдромом дефицита внимания. А вот к кому вопросов целый вагон, так это к звезде «Breaking Bad» Аарону Полу — в отрыве от производства метамфетамина с перформансами у него откровенно не задалось. Выданный ему для этого фильма характер музыканта к концу ленты так и остается нераскрытым, а каменное лицо Пола за полтора часа так и не озаряется хоть какими-то эмоциями. «Кристен Стюарт», — скажете вы. «Аарон Пол», — отвечу я.

«Кристен Стюарт», — скажете вы. «Аарон Пол», — отвечу я.

Ожидаемый по синопсису американский мамблкор про то, как на крыше одного здания четыре самоубийцы плачутся друг другу в жилетку, обернулся на деле остроумной европейской трагикомедией. Постепенно рассмотрев каждого из персонажей, создатели картины не без интереса рассказали о том, как главные герои до такой жизни докатились и почему решили покончить с собой. Каждая из историй, в конце концов, приводит к одной простой истине о том, что человеку нужен человек, а остальное вторично. Оставшиеся один на один с собой люди в переломный момент их жизни по счастливой случайности встретили друг друга на крыше здания и благодаря этому остались живы. Чудеса. Не зря ведь наши герои упомянули Мэтта Дэймона в образе ангела. В сущности, именно этот низкий поклон Кевину Смиту, каким-то неведомым образом заставляющий зрителя улыбаться, расставляет все точки на ё и подводит жирную черту под почему-то модной сегодня мизантропией.