Антон Фомочкин рассказывает о вручении премии «Ника»

Из бесконечной стопки трудов, высказываний и мыслей Владимира Ильича, что долгие годы зазубривались бравыми пионерами (повзрослев, те вбросили в степенное настоящее будущее поколение пепси, которое, в свою очередь, спустя десятилетия воспитало детей, полюбивших славный и вечный Vампир), в поп-культуру намертво въелось две фразы. Одна, сказанная в назидание подрастающим комсомольцам, призывала идти к мечте путем бесконечного процесса образования. Вторая — про кинематограф, туда зачастую ошибочно приписывают еще и цирк (ну какой, в самом деле, цирк — в номер с тюленями пропаганду не засунуть). Коллективное бессознательное настойчиво толкает исковерканное в массы не просто так, и в наше время становления новой культуры, пытающейся усидеть на тридцати стульях инородной практики и своего собственного пути, именно такие публичные церемонии в красках отображают симбиоз столь разных вещей, как искусство и клоунада.

yarmolnik-nika

Леонид Ярмольник и «Ника»

Беспощадность менталитета не только в подаче, но и в поступках. Вот Юрий Быков, мистер «Мне абсолютно все равно, что мой фильм номинирован»; «У меня был Шанхай, Канны и Торонто»; «А в России мои фильмы не просто игнорируются профессиональной аудиторией, а порой даже сознательно уничтожаются». Его категоричный и помпезный поток сознания накануне церемонии был процитирован в «Снобе», что отозвалось впоследствии статуэткой за лучший сценарий. Звягинцев же в этот вечер не выловил «Нику» удою и тем более не схватил ее за крылья. Оно и понятно, была награжденная тремя годами ранее «Елена», да и в главных категориях бороться было бессмысленно. С другой стороны, огоньки непонимания, проскальзывающие в стеклах очков режиссера Звягинцева, отлично характеризовали происходящее в промежутках между торжественной раздачей слонов. Бесконечный, как лучшие ленты Белы Тарра, традиционный уже «Кинокапустник» противопоставляется «дарам волхвов» номинантам на Оскаре и пышным вечеринкам Лазурного берега. По содержанию это визуализация лучших карикатур динозавра социальных сетей «Одноклассников», подкрепляемая смешными видео с котиками и анекдотами (женщина за рулем – пешеходы молятся, жена сделала маску на лицо – собака не лает второй день). Под гробовое молчание зрительного зала Барак Обама получает характеристику «копченый», поток дерзкого и пробирающего до самых пят юмора обозначается темой «Мода и модаки», а гендерные предрассудки находят все более извращенные формы.

Холодный московский вечер плавно перетекал в морозную ночь. Утром соцсети наполнятся традиционными шутками о розыгрыше погоды над родом человеческим, СМИ отреагируют на важную для «а у тебя спина белая» дату репортажами о том, чем же еще запомнился нам этот день в мировой истории, а о прошедшей накануне «Нике» сообщат и забудут. Аудитория, как и всегда, поворчит, воскликнет о смерти российского кино, сравнит богомерзкий художественный фильм «Дурак» с «Интерстелларом», поворчит еще немного и успокоится. Поощрение последней работы Германа было настолько же очевидным, насколько понятно, что президент на новый год будет вещать на фоне курантов, утром взойдет солнце, а наша сборная по футболу проявит титаническую силу воли и вырвет ничью у какого-нибудь Лихтенштейна. Стоит обозначить сразу – победа заслуженная, полотно грандиозное, для Ярмольника – роль жизни, Босх, перфекционизм, вот это вот все. За время копчения в этом производственном аду умер оператор Ильин, заканчивающий за него съемки Юрий Клименко занят на съемках «Матильды» Учителя, потому на сцене вдова Алексея Юрьевича и его сын появлялись чаще, чем ожидалось. Трогательные пассажи («Юлик, не останавливай мою речь») сменялись не менее искренними посвящениями то Герману, то всем причастным, а в уже обозначенном случае операторской номинации была произнесена длинная речь о том, что снятые двумя, казалось бы, столь разными художниками сцены неотличимы по стилистике и композиции. Алексей Алексеевич Герман размышлял – какой анекдот произнес бы его отец, и не имело значения, сколько эфирного времени это займет. Уходила эпоха — лента вышла в свет, жизнь продолжается.

Под гробовое молчание зрительного зала Барак Обама получает характеристику «копченый», поток дерзкого и пробирающего до самых пят юмора обозначается темой «Мода и модаки», а гендерные предрассудки находят все более извращенные формы

В действительно прорывной для нашего кинематографа год остальные статуэтки раздали достаточно адекватно. «Испытание» было отмечено за музыку (можно было бы и за форму, в принципе, но не тот год). Устроенное представление с эзотерическим уклоном и надоевшими за несколько лет исполнителями в очередной раз лишь тянуло время. Победа Лядовой была очевидна всем и каждому. То, что третья за четыре года, – лишь статусная формальность. В лицо все знали и лучший второй план у мужчин – Мадянов (попробовали бы дать кому-нибудь еще, ага). Игнорирование ярчайшего перфоманса Сурковой в пользу Дарьи Мороз заставляло строить догадки – либо несколько разоблачительных чиновничьих ролей не захотели поощрять в один год, либо осознанно отметили образ куда более консервативного характера. Лучший дебют… Субъективная позиция, пусть и предсказуемая. Один вопрос – почему в подобной категории никакого внимания не уделили ленте «Как меня зовут» — так и остался открытым, но уже в прошедшем времени.

Являясь по факту Оскаром под хохлому (лауреаты здесь, например, благодарят академию), «Ника» остается базовой премией в нашей стране. И качественно делает осторожные шаги в сторону если не североамериканских коллег, то хотя бы «Сезара». В этом году появилось и индивидуальное представление номинантов в категории «Лучший фильм». Где-то удачное – Ефремов, как он это отлично умеет, зачитывает поэму к «ТББ», Кортнев поет свою полушутливую песню, адекватную видеоряду «Дурака», полная энергии артистка Арзамасова в прямом смысле парит на сцене, отображая эфемерность «Испытания». А где-то, простите, Галкин озвучивает «Левиафана» на позитивный манер, характерными голосами единственных персон, которые у пародиста получаются более-менее похоже. Звучит это страшно. Выглядит еще хуже. И песни (о том, что это за песни, лучше не упоминать, иначе ненароком снова вернемся к социальному чудищу «Одноклассникам») начали исполнять, правда, совершенно случайные.

madyanov-nika

Роман Мадянов и «Ника»

Тернистый путь в неизвестность сулит призрачную возможность позитивных изменений в индустрии. Ну а вдруг.