Игра на понижение (The Big Short), 2015, Адам МакКей

Стас Селицкий рецензирует новый фильм Адама МакКея.

Середина нулевых, Америка. Бодрый финансист-самоучка (Кристиан Бэйл) решает выступить против рынка недвижимости, предсказывая скорый экономический коллапс. Параллельно развиваются две похожие, но почти не связанные истории: в одной тщеславный еврей со вспышками гнева (Стив Каррэл), глава небольшой аналитической бригады, вступает в сговор с крысой (Райан Гослинг) из отдела кредитования конкурентного банка, в другой — пара молодых биржевых игроков на дому привлекает опытного брокера, отошедшего от дел (Брэд Питт), для помощи в игре на понижение.

Из источника со скучной основой (три несвязанные истории в кабинетах за компьютером) МакКей умудрился выкорчевать интересный двухчасовой манифест о сильных мира сего и стадном чувстве.

Игра на понижение, рецензия

«Игра на понижение», рецензия

Изначально «Игра на понижение» казалась идеальным материалом, вылетевшим откуда-то из-под крыла Дэвида О. Рассела («Афера по-американски»), но получилась выше ожиданий, будто с редакторскими закорючками от Джейсона Райтмана («Мне бы в небо»). От первого ей достался несвойственный серьезному жанру абсурд, от второго – едва уловимое, но спокойное безразличие ко всему. Можно найти массу общих элементов в творческом почерке и авторском методе. Например, что любой диалог о невежестве лучше проводить на языке невеж, стирая грань восприятия «мы» и «они». Но в «Игре на понижение», одной из первых, заданные параметры начинают работать слаженно. Режиссер Адам МакКей, стахановец из комедийных скетчей «Субботним вечером в прямом эфире», некогда поставил несколько фильмов с Уиллом Феррелом, стал чутким рассказчиком без претензий на объективизм. Интонация, с которой идет «Игра», не надменна, не интеллектуальна, и, в конце концов, не жалостлива к жертвам кризиса. Здесь никто не делает вид, что умнее, а о спасательном круге обывателей, неведении, все уже давно знают, кроме самих обывателей. Из источника со скучной основой (три несвязанные истории в кабинетах за компьютером) МакКей умудрился выкорчевать интересный двухчасовой манифест о сильных мира сего и стадном чувстве. При этом соблюсти очень незаметный и крайне сложный баланс, как в жанровом определении, так и в личном отношении. Никто не лучше – есть только много оттенков серого (не пятидесяти!). Тот кичливый тон, которым с упоением вещает МакКей, можно принять за банальный выпендреж, если бы не легкость формы и ненавязчивость содержания. Увы, но, тем не менее, всё, что режиссер может противопоставить суровой реальности — сарказм и взгляд в никуда, и пользу домашнего огорода.

AlteraPars:

Рецензия Сергея Феофанова