Дивергент, глава 2: Инсургент, 2015, Роберт Швентке

Виктория Горбенко хвалит «Инсургент» и скорбит по длинным волосам Шейлин Вудли.

Бесстрашные обвинены в геноциде Отречения. Трис с друзьями укрывается во фракции Дружелюбие, где занимается рефлексией, земледелием и парикмахерским искусством. Эрудиты находят в доме Прайоров загадочную коробку с посланием отцов-основателей постапокалиптического Чикаго, которую может открыть только стопроцентный дивергент — и охота начинается. Строчат автоматные очереди, сыворотка моделирования пулями впивается в тела, а драка в движущемся поезде, бесстыдная в своей расчетливости, против воли заставляет надпочечники работать активнее. Фракции оказываются сильнее крови, инстинкт самосохранения берет верх над заботой о ближнем, но и простая человеческая благодарность предсказуемо просыпается в самом неподходящем кандидате. Компьютерные небоскребы вырастают, чтобы быть разрушенными, путешествия по созданным подсознанием мирам оживляют тайные страхи, а местная герилья начинается объединенными инсурректированными силами дивергентов и афракционеров под предводительством внезапно воскресшей матери Фора в исполнении внезапно шатенки Наоми Уотс.

Инсургент
«Дивергент, глава 2: Инсургент», рецензия

Разумеется, можно вменять «Дивергенту» вторичность и бесконечно сравнивать его с первопроходцем по ниве подростковых антиутопий – «Голодными играми». Но все сходства, по гамбургскому счету, сводятся к жанровой нише и целевой аудитории. Пусть, в конце концов, будет больше историй, хороших и разных, где девочек-подростков ориентируют не на то, как встретить загадочного миллионера, а на простую, но очень важную для них мысль «ты такая, какая есть, и не должна бояться быть собой». Это, знаете ли, не так уж и мало. К тому же, сама по себе концепция деления по превалирующему качеству видится небезынтересной. Более того, сложно придумать что-то вернее мысли о том, что человек есть совокупность самых разных качеств, каждое из которых может выйти на первый план в располагающих условиях. Не разорваться же, как в том анекдоте, между умными и красивыми, смелыми и великодушными.

Пусть, в конце концов, будет больше историй, хороших и разных, где девочек-подростков ориентируют не на то, как встретить загадочного миллионера, а на простую, но очень важную для них мысль «ты такая, какая есть, и не должна бояться быть собой».

Ровно так, как нельзя отказывать «Дивергенту» в наличии оригинального замысла и выраженной доступными средствами базовой, но от того не теряющей ценность, морали, нельзя забывать о том, что кино это в большей степени развлекательное и зрелищное. Потому самым правильным будет просто наслаждаться его мрачноватой футуристической эстетикой. В конце концов, и Уинслет, и Уотс вполне симпатично вживаются в образы злодеек, Трис, подвешенная на пучке проводов с легкостью удерживает внимание добрую треть фильма, драк и погонь достаточно для поддержания динамики, а дерзкой привлекательности затянутых в черную кожу Бесстрашных явно позавидовала бы Нэнси Каллахан, которой даже огламуренные шрамы не позволили достичь такого эффекта. Любовная линия тоже не вызывает выраженного раздражения. К тому же, в отличие от тех же «Голодных игр», где одна вершина любовного треугольника более подходит на роль младшего брата героини, а вторая никак не расстанется с амплуа деревенщины, Фор обладает какой-никакой мужской харизмой. И пусть Шейлин Вудли лишилась своих прекрасных волос (только ради которых можно было смотреть последний фильм Араки — смотреть и медитировать), в ситуации, когда Китнисс Эвердин, подобно Крису Кайлу, достала бы лук, Трис Прайор идет в рукопашную. И это ли не прекрасно.

AlteraPars: рецензия Добрыни Никитич