Миссия невыполнима: Племя изгоев (Mission: Impossible — Rogue Nation), 2015, Кристофер МакКуорри

Вадим Пашин разочарован новой «Невыполнимой миссией».

Шпионская организация «Миссия невыполнима» скомпрометирована в глазах руководства после событий в Москве — на месте Кремля тлеет пепелище, напоминая о последней проведённой отрядом операции. Итана Ханта (Том Круз) сильно ждут на работе, чтобы приставить к ответу, а его коллегам-оперативникам выдали по креслу на колесиках и место в кабинете.

Грузный директор-функционер ЦРУ (Алек Болдуин) объявляет охоту на Ханта, но тот сдаваться не собирается: он как раз вышел на натоптанный след преступного «Синдиката», готовящего теракты по всему миру.

История разведчика-акробата Итана Ханта началась в 1996 году с фильма великого Брайана Де Пальмы, продолжилась работой уважаемого Джона Ву и забуксовала на третьей серии, порученной создателю «Остаться в живых» Джей Джей Абрамсу, непомерные творческие амбиции которого всегда идут несколько врозь с реальными талантами.

Абрамса заменили на Брэда Бёрда, автора семейных мультфильмов «Рататуй» и «Суперсемейка» — это примерно как сейчас уговорить Вуди Аллена гальванизировать «Крепкого орешка», но именно с Бёрдом остывающая франшиза вернулась к жизни.

На планерке у правительства заслуги Ханта признают сомнительной удачей и счастливой случайностью — это касается и самого фильма. В «Протоколе фантом» создатели держали нос по ветру и почуяли спрос на команды героев. Вспомним «Форсаж», «Мстителей» или «Неудержимых» — все они работают по принципу командной игры.

Непопулярный в шизофреногенных условиях современного масскульта цельный образ героя (редкие исключения только подтверждают правило) расщепили до фантомных личностей, образовав структуру с устойчивыми связями, чьи элементы хаотично вращаются вокруг звезды с наибольшей массой и сами по себе существовать не могут, но вносят какую-то космическую гармонию и равновесие.

Центр этой вселенной — Том Круз, пожалуй, единственный из актеров своего поколения и величины не превратившийся в памятник самолюбию и не чурающийся ролей идиотов, которая была у него, например, в прошлогодней «Грани будущего». Круз в отличной физической и актерской форме, самостоятельно выполняет безумные трюки и вызывает к своей персоне одно только уважение, с какой стороны на него не посмотри.

Миссия невыполнима. Племя изгоев. Рецензия

«Миссия невыполнима: Племя изгоев», рецензия

Сателлиты Круза — хорошие актеры Джереми Реннер, Саймон Пегг и Винг Реймз. Реннера бесцеремонно задвинули в дальний угол сюжета, отведя третьестепенную роль с десятком незначимых реплик, произносимых с одним выражением на лице. В прошлом фильме Реннера мягко, но настойчиво продвигали на передний план: была задумка свернуть неприбыльную лавочку с Итаном Хантом и вывести на главную роль набирающего в то время популярность Реннера. Кассовый успех «Протокола фантом» внес свои коррективы и Реннеру указали на место. Вместо Круза актер сменил Дэймона в шпионской франшизе про Борна — такие вот превратности судьбы.

Пегг отвечает в картине за еще недавно казавшийся неуместным для «Миссии» юмор (как пригласить стендапера на похороны), но действительность фильма меняет очертания, подстраиваясь под актера, и он не кажется бесполезным. Бесполезным выглядит Винг Реймз, который, конечно, целиком актер эпизода, но здесь этот эпизод для него попросту не написали. Остается вежливо улыбаться в моменты, когда он провально пытается шутить, подхватывая за действительно остроумным британцем.

«Девушку Ханта» (отношения сугубо платонические — Хант не иначе как верен запропастившейся куда-то супруге) играет шведка Ребекка Фергюсон — свежее лицо в американском кинематографе. Актриса запоминается головокружительной высотой крепких ног, которые она эффектно пускает в дело при малейшем удобном случае: в качестве импровизированной опоры для стрелкового оружия или инструмента для сворачивания шеи врагов. Для последнего ей можно было ничего не делать и просто дефилировать мимо жертвы, но она показывает чудеса боевой акробатики.

Совместные сцены Круза и Фергюсон выдались отменными. Эпизод в опере (как там в песне: «Вена, вальс, голые плечи…») навевает добрую грусть о Европе и старой «бондиане», а сам Круз по волшебству становится похожим разом на Тимоти Далтона и Пирса Бронсона. «Племя изгоев» больше остальных частей «Миссии» признает свою преемственность за старшим коллегой, отсылок неприлично много.

Экшен-сцены в целом правильно распределены по хронометражу, чтобы не дать зрителю опомниться и осознать происходящее, но ближе к финалу фильм заметно выдыхается. Появляется время подумать над сценарием, который по драматургии и художественному наполнению не далеко оторвался от сюжетов «войнушек» во дворе.

Блюдо от шеф-повара — взлом невзламываемого хранилища данных, размещенного в недрах электростанции. Герой Круза ныряет в воду без снаряжения и запасов воздуха, получается что-то похожее на «Гравитацию» Куарона, только без приступов клаустрофобии у зрителя — Хант вытворял и не такое, за него не страшно (страшно за электростанцию).

После открывающего картину трюка на взлетающем самолете («Белоруссия. Минск» — сурово сообщают титры) повышать дальше напряжение оказывается непросто. Автомобильная погоня пестрит шильдиками BMW (у немцев какие-то бездонные рекламные бюджеты), пытается тягаться с шоссейной сценой из «Матрицы: Перезагрузка» и выглядит (чудо!) в меру реалистично, но в конечном счете разочаровывает: как будто Вина Дизеля позвали рулить. Со всеми вытекающими последствиями в виде серьезных претензий к законам из школьного курса физики и идиотскими кульбитами транспорта, после которых участники событий в реальном мире соскребаются с дорожного полотна, а не оттряхиваются и идут по своим делам.

Экшен-сцены в целом правильно распределены по хронометражу, чтобы не дать зрителю опомниться и осознать происходящее, но ближе к финалу фильм заметно выдыхается. Появляется время подумать над сценарием, который по драматургии и художественному наполнению не далеко оторвался от сюжетов «войнушек» во дворе.

Мотивы злодея схематичны, решения руководства ЦРУ наивны, а шпионские гаджеты на вооружении героев слишком фантастичны даже для арсенала Джеймса Бонда тридцатилетней давности. Проблемы с логикой, шаблонные повороты сюжета, его общая нелогичность и надуманность пытаются испортить впечатление, но тут выходит улыбающийся Том Круз и снова всем становится так легко и так уютно.