Моя соседка славилась доброй душой

Поклонник (The Boy Next Door), 2015, Роб Коэн

Владимир Борисов о беспомощности и смехотворности «Поклонника».

Разведенная Клэр Питерсон (Лопез) вполне правдоподобно грустит из-за разрыва со своим мужем, подлым изменщиком (Корбетт), который, впрочем, регулярно посещает её жилище под предлогом свиданий с сыном (Нельсон). Но совместными обедами физиологический голод удовлетворить не удается, потому при первом удачном случае, которым оказывается Ной (Гузман), сосед-студент с тридцатилетним лицом, Клэр совершает койкус-коитус. Ну а когда Ной вполне закономерно требует продолжения банкета, означенная дама делает бровки домиком, глаза блюдцами и заявляет, что она не такая и ждет трамвая. Это бесконечно травмирует психику бледного юноши-качка и он начинает показывать самца в самых лучших традициях самых худших триллеров.

Поклонник, рецензия
«Поклонник», рецензия

Дело даже не в том, что никакой любовью с первого секса здесь и не пахнет, а герой-любовник представлен местечковым психопатом, добивающимся внимания возлюбленной особы с помощью шантажа и прочих непотребств. Основная проблема заключается в том, что сценарий (неожиданно, но написанный все-таки человеком) является набором сырых сцен и плохо прописанных персонажей. Забавно, но единственный человек с отчетливо выраженной мотивацией своих поступков — Ной, имеющий определенную цель и упорно (пусть и глупо, но это уже не его проблема) идущий к ней. Все остальные остаются декорациями унылой американской глубинки. Из повествования можно выкинуть каждого героя, и фильм ничего не потеряет. Но, несмотря на имеющуюся маньяческую мотивацию, Ной все равно не внушает того животного, нутряного ужаса, что мешает воспринимать его в качестве условного Патрика Бейтмана, чьи поступки и действия заставляли выбранных им жертв испытывать страх. Конечно, Райан Гузман не Кристиан Бэйл, но не актерские таланты здесь правят бал. Основой героя Бэйла был великолепный роман Эллиса, а здешний американский психопат — порождение больного воображения бывшего прокурора Барбары Карри, которая специализировалась на делах наемных убийц, рэкетиров и похитителей. Несмотря на личный опыт, создать цельную захватывающую историю Карри не удалось, и даже неплохой ремесленник Роб Коэн (далеко не новичок в жанре) не смог поправить ситуацию, оставив качество картины на усмотрение случая. Что тут скажешь? Сложно ожидать шедевра, когда режиссер обреченно плюет на свое творение, а сценарий похож на сваленные в кучу обрывки уголовных дел.

Несмотря на личный опыт, создать цельную захватывающую историю Карри не удалось, и даже неплохой ремесленник Роб Коэн (далеко не новичок в жанре) не смог поправить ситуацию, оставив качество картины на усмотрение случая.

Атмосфера борьбы «слабой женщины с олицетворением зла» абсолютно не атмосферна, редкие пугалки а-ля скример вовсе не пугают, а все-таки испуганная Лопез вызывает исключительно улыбку (а её номинация на «Лучший испуг» — искренний смех, превращающийся в гомерический хохот при виде непревзойденной Пайк в ряду номинантов). А вот до безумия приторный хэппи-энд картину совсем не портит — к этому моменту концентрация отвратительности зашкаливает настолько, что окончание не вызывает никаких эмоций, кроме искренней радости, что самый безвкусный триллер последних лет наконец-то закончился. И только прекрасная песня в финальных титрах каплями успокоительного счастья падает на душу рассерженного таким масштабным провалом зрителя.