Помпеи (Pompeii), 2014, Пол У. С. Андерсон, рецензия

Чваканье черепов, извержение вулкана и имперские замашки США — в свежей рецензии Екатерины Волковой

Враги сожгли родную хату, убили всю его семью… и выросла из него помесь Конана и джедая, а куда идти Конану и джедаю в Древнем Риме? Правильно, в гладиаторы, по стопам Рассела Кроу, нога в ногу, след в след, в конце пути затормозить у реки Уй, навалять люлей врагам, кисснуть прекрасну деву, и… И все. Плохой конец, все умерли. Планируемый, очевидно, как пепельная рука, протянутая конечным прахом праху начальному, утверждающий всепобеждающую силу любви, символично обозначенную первым и единственным поцелуем, соединяющим крепче клятв, в болезни и здравии, на краю могилы и в ней. Главное достоинство и главный недостаток фильма. С одной стороны финт ушами, никакой избушки на краю света, вдали от римских легионов, с паточным раем и розовыми снами раба и аристократки. С другой – финт, обесценивающий все те усилия, что были приложены для ее, аристократкиного спасения, оставляющий некое чувство неудовлетворенности и зряшности всей ленты.

И никакой абсолютной жести, что так красила «Бессмертных» Тарсема Сингха или сериального «Спартака», хотя сравнивать «Помпеи» с последним все равно, что ставить чемпиона против безногого и безрукого калеки

Интересно девки пляшут в интересном кино Пола Андерсона. Один батл сменяет другой, а вулканище накрывает Помпеи эффектной звездой. Картинку правда портит какой-то совсем мишурной и бижутерный дух современности. Нет полновесности золотых украшений, как нет и оригинальных идей, сюжет — копирка с «Гладиатора» и еще полутора десятков картин, про супер-хиро, восставшего против бога, царя и вселенского зла. Месть будет развиваться по обрыдлому сценарию, увидел-грохнул, никаких изысков и каверз, никаких помощников-кхалюлевых деток Аберкромби. И никакой абсолютной жести, что так красила «Бессмертных» Тарсема Сингха или сериального «Спартака», хотя сравнивать «Помпеи» с последним все равно, что ставить чемпиона против безногого и безрукого калеки. Привычные «рваные» бои и растопырчатые ушки Браунинг вместо драйва, безумства толпы, кровищи заливающей раскрытые рты и почек вырываемых из тела крюками. Лента прикрывает все срамные места повязками, нашептывая про честь перед смертью нажраться песка на арене и заикаясь, бормочет о том, как худо приходилось рабам в Древнем Риме, стесняясь показать во всей красе, что же плохого действительно было и в чем все-таки кайф от зрелища, раскраиваемого с хрустом и чваком черепа.

Чрезвычайно уныло в очередной раз смотреть, как штатовский кинематограф пафосно брешет о божественной каре императорскому Риму за его продажность, кровожадность и рабовладельческий строй. И не страшно, что село звалось Помпеи, главное, что боги злились масштабно и с размахом наказывали гордецов и работорговцев, поджаривая их и на суше и на море. Послание ясное и доходчивое, как голова на пике, однако забавное весьма, вспоминая о стране производителе. Если только кино не было персонально адресовано Белому дому, которому и хочется, и мамка не велит развернуть орла от оливы к стрелам, а пушки на «красный» восток.