Эрик Шургот хвалит фильмы Теда Гейгана, Марти Ноксон и Джэми М. Дагга

Мохоки. Режиссер: Тэд Гейган. 2017

Новый свет времен войны за независимость. Все коренное население так или иначе вовлечено в кровопролитие и лишь племя Могавков упорно сохраняет нейтралитет, невзирая на ультимативные требования агентов короны и янки. В декорациях североамериканских чащоб развивается на первый взгляд типичный survival-перевертыш, в котором жертва, пройдя несколько кругов персонального ада, становится охотником. Сценарий Грэйди Хендрикса легко можно принять за банальное «покаяние» выкидыша американской культуры потребления перед коренным населением континента. Но «Мохоки» (один из вариантов названия племени) куда более вневременной фильм, чем кажется на первый взгляд. Отсюда и явные попустительства по отношению к историчности, и переход от грубоватого реализма к мистике в последней трети. Фильм Теда Гейгана можно поставить в один ряд со «Стеной» Дага Лаймана, как критический взгляд на привитые массовой культурой американские ценности. Как и в «Стене», американские солдаты тут оказываются на чужой территории, в безвыходном положении, брошенные волей собственных идеалов на смерть. И если иракский снайпер в фильме Лаймана номинально антагонистом являлся, то могавки, втянутые в чужую войну на родных землях, вызывают куда большее сочувствие, чем капитан янки, бросающийся в душный и надрывный монолог о павших товарищах, коих дома не дождались жены и дети. Привычная для американского кинематографа речь, в декорациях усеянного трупами горящего леса, звучит как издевка. Вы сами пришли в этот лес со своей правдой, чтобы сеять смерть, так умрите с достоинством. Гейган постепенно зарекомендовывает себя как режиссер, снимающий любопытный ультрамалобюджетный хоррор. Но если «Мы еще здесь» был просто милой синефильской «игрой в классику», то «Мохоки» уже является своего рода манифестом, антимилитаристским высказыванием, пытающимся переосмыслить вещи, негласно принятые за фундаментальные.

До костей. Режиссер: Марти Ноксон. 2017

Фильм, снятый при поддержке людей, страдающих пищевыми расстройствами, чтобы рассказать об этой проблеме широкому кругу зрителей. Эллен который год живет с нервной анорексией, с перебоями лечится, но дело постепенно идет к летальному исходу, потому мачеха девушки решает отправить падчерицу в экспериментальную клинику, больше походящую на общагу для страдающих пищевыми расстройствами людей. Социальное кино в привычном для большей части кинопродукции Netflix слегка легкомысленном культурном коде под аккомпанемент инди рока. И тем не менее, «До костей» — не просто милое кино о совсем не милой проблеме и социальная агитка, призывающая не бежать от собственной беды и людей, искренне желающих помочь. Это довольно честное кино о преодолении личностного инфантилизма, в котором образ, воплощенный Лилли Коллинз, не выглядит каркасом для дорогой социальной рекламы – в ней отчетливо просматривается личность. Если люди из медицинской среды наверняка заострят внимание на профессиональной стороне вопроса, то зритель рядовой рискует проникнуться к героине эмпатией без лишних оговорок. Эллен не просто центральная фигура ленты – через призму её восприятия показаны и прочие персонажи. Так любопытно фактическое отсутствие отца, постоянно упоминаемого, но и ни разу и не попавшего в кадр. Используя довольно простые сценарные приемы, Марти Ноксон рисует детальный портрет своей героини, её переживаний, историю её болезни. Да, тут многое показано слишком радужно, а методы доктора Бекхема (необязательная роль второго плана для Киану Ривза) могут показаться наивными. Но цель фильма явно не шокировать зрителя. Хотя без шуток на грани про онкологию стоило обойтись.

Смерть на Аляске. Режиссер: Джэми М. Дагг. 2017

Кино настолько простое, что в этой, даже слегка пустоватой, простоте есть собственное обаяние. Где иные постановщики накручивают историю или пускаются в цитирование классики, создатели «Sweet Virginia» просто интересно и стильно рассказывают криминальную драму, случившуюся на задворках Америки, вспыхнувшую в маленьком городке пламенем, чтобы потом кануть в лету. В своем роде это конечно же больше похоже на упражнение, если хотите, дипломную работу, в которой нет сверхсложных идей. Центральная мысль тут проста и сформулирована была еще русским классиком – человек внезапно смертен. Именно внезапно, потому что сейчас ты сидишь с друзьями в баре, строишь планы на будущее, а через минуту врывается отморозок с пистолетом, готовый украсить выцветшие обои остатками твоего мозга. Но это так же и фильм о непоколебимом достоинстве, когда лишний человек оказывается слишком порядочным, чтобы просто проглотить. При этом простота решений иной раз немного обескураживает. Тут даже чеховское ружье оказывается натурально ружьем и ничем иным более. Однако Даггу удается не затянуть историю, рассказав её максимально увлекательно и при этом не скатиться в какую-то скабрезность. А всё более востребованные сейчас актеры, такие как Джо Бернтал, Кристофер Эббот или Имоджен Путс, превращают этот нуарный поствестерн в выверенную, напряженную постановку, в которой обстановка накаляется медленно, но верно настолько, что запах пороха от выстрела вышеупомянутого ружья начинает слышаться уже на середине ленты.