Фантастические твари: Преступления Грин-де-Вальда (Fantastic Beasts: The Crimes of Grindelwald), 2018, Дэвид Йейтс

Анна Дедова — о второй части фэнтезийной франшизы

После событий первых «Фантастических тварей» жизнь в магическом мире идет своим чередом. Газеты пестрят новостями о помолвках между представителями волшебных элит, мракоборцы сражаются с темными силами, мотаясь по странам и континентам, а законодательство все так же осложняет жизнь смешанным парам. Ньют Саламандер по-прежнему отказывается идти на сделки с совестью и правосудием ради правительственного задания по поимке обнаруженного в предыдущей части обскура. Но когда Грин-де-Вальд внезапно оказывается на свободе и отправляется на поиски этого молодого волшебника (находящегося не в ладах со своей силой), Ньюту не остается ничего другого, кроме как откликнуться на просьбу Дамблдора, связанного по рукам и ногам событиями прошлого, и попыться первому обнаружить потерянную магическую душу в переулках Парижа. А заодно постараться наладить неожиданно забарахлившую личную жизнь.

Кадр из фильма «Фантастические твари: Преступления Грин-де-Вальда»

Расширение вселенной «Гарри Поттера» многим казалось делом сомнительным и направленным исключительно на получение дополнительных прибылей, как это было с недавно вышедшей восьмой частью книжной серии — она рассказывала о приключениях потомков всем известных главных героев. Но Роулинг в свое время создала настолько уникальный мир — встроенный в реальность, но живущий по собственным законам и обладающий колоссальной историей — что оставить все, как было, и остановить повествование на противостоянии с Волан-де-Мортом, было бы неправильно по отношению к поклонникам цикла. «Фантастические твари» поражают размахом: если в первых фильмах поттерианы разыгрывали детский и подростковый междусобойчик, то здесь и сейчас решаются судьбы сложившегося порядка. Поэтому атмосфера в «Преступлениях Грин-де-Вальда» тревожная и недобрая, не оставляющая следа от наивной сказки. Да и как может быть иначе, когда волшебное сообщество состоит еще из тех сволочей и снобов, жаждущих если не поработить магловский мир, то самоутвердиться внутри своего.

Большим плюсом оказываются съемки картины в нынешнее время, когда развитие спецэффектов позволяет показать не только игру в квиддич, но и зрелищные сцены воздушной погони. Теперь Роулинг пишет не камерную историю о взрослеющем мальчике, который выжил; она работает над полноценным блокбастером. При этом именно в сценарии оказывается больше всего проблем. Авторы постарались связать воедино неожиданные отсылки к поттериане (например, зрителя ждет знакомство со змеей Нагайной и Николасом Фламмелем), разобраться  с сюжетными линиями из первой части, а также ввести новых-старых хайповых персонажей и объяснить их связь с уже имеющимися, как это было с молодым профессором Дамблдором. Одновременная игра на три фронта сбоит, отчего некоторые персонажи, вроде Якоба и Куинни, кажутся лишними, а парижская локация не работает в качестве инструмента расширения географии — о выдающихся студентах французской академии магии так ничего и не известно.  При этом финальный твист заставит фанатов саги поломать голову в попытках поставить его на правильное место в уже известный канон, а также предугадать исход схватки между Дамблдором и Грин-де-Вальдом, которая, наверняка, станет основой для продолжения. Правда, пока неясно, какого по счету.

Расширение вселенной «Гарри Поттера» многим казалось делом сомнительным и направленным исключительно на получение дополнительных прибылей. Но Роулинг в свое время создала настолько уникальный мир — встроенный в реальность, но живущий по собственным законам и обладающий колоссальной историей — что остановить повествование на противостоянии с Волан-де-Мортом было бы неправильно

Картину вынуждает отличаться и объективная реальность, в которой создавался фильм. Если в начале 2000-х в ходу были жизнеутверждающие истории о дружбе, взрослении и взаимной поддержке, то сейчас гораздо востребованнее рассказы об изгоях и толерантности. Персонажи Эзры Миллера и Зои Кравиц отвечают повестке дня, им сопереживаешь, от всей души желая найти свое место среди недружелюбного окружения. Грин-де-Вальд пропагандирует гитлеровские лозунги с наилучшими для всеобщего благоденствия пожеланиями, разделяя людей не по цвету кожи, а по чистокровности, что в условиях запрета на отношения между магами и маглами смахивает на все всевозможные вариации ущемления прав — от сегрегации до гомофобии. На пользу третьему фильму (он выйдет в 2020 году) может пойти смелость создателей в съемках независимого произведения и огромное пространство для маневра в описании неизвестных ранее событий, но об этом лучше знать уже самой Роулинг.