Магическая связь поколений

Тайна Коко (Coco), 2017, Ли Анкрич, Эдриан Молина

Дмитрий Котов восхищается новым анимационным фильмом студии Pixar  

19-й по счету полнометражный анимационный фильм, выпущенный студией Pixar, посвящен традиционному мексиканскому празднику — Дню мертвых, с 2003 года включенному в список нематериального культурного наследия ЮНЕСКО. По преданию, каждый год в первые два дня ноября души усопших посещают наш мир, чтобы повидать живых родственников. Целыми семьями люди приходят на кладбища и зажигают свечи на утопающих в цветах могилах своих близких. Дети лакомятся шоколадными черепами, а взрослые заказывают музыку. Вышедший на экраны 27 октября, как раз накануне празднеств, мультфильм произвел фурор на родине сомбреро и текилы, поставив абсолютный рекорд и став самым кассовым фильмом в истории мексиканского проката. Российская же премьера намечена на 23 ноября.

Лишь взглянув на постер «Тайны Коко», можно подумать, что идея мультфильма не оригинальна, ведь увидевшая свет всего три года назад анимационная «Книга жизни» режиссера Хорхе Гутьерреса повествует о тех же самых народных традициях. И правда, там они воплощены при участии похожих персонажей-скелетов, а тема магии и очарования музыки аналогичным образом тянется красной нитью. Однако на этом сходства заканчиваются, и во всем остальном две эти работы находятся в разных весовых категориях. Несмотря на то, что «Книга жизни» была номинирована на «Золотой глобус» и получила положительные отзывы критиков, «Тайна Коко» оказалась на две головы выше и в качестве анимации, и в оригинальности подачи, и в тонкости юмора, и в драматургической стройности, и в глубине заложенных смыслов.

«Тайна Коко», рецензия

12-летний Мигель Ривера страдает от своих многочисленных предков, наложивших мораторий на любое проявление музыкальных талантов в семье. Ведь когда-то давно заезжий артист бросил прапрабабушку мальчика — красавицу Имельду — с маленьким ребенком на руках и угастролировал навсегда в неизвестном направлении. Ребенок же вырос, обзавелся своей семьей, состарился и, кажется, уже совсем впал в маразм. Этим ребенком была прабабушка Мигеля, ласково называемая теперь бабулей Коко. Только она, продираясь сквозь пелену деменции, периодически вспоминает отца, которого остальные члены семейства Ривера предпочли предать забвению. Мечтающий о большой сцене Мигель вынужден прятаться со старенькой гитарой, втихаря разучивая песни своего кумира — уже почившего, но всегда живого, аки Элвис, харизматичного певца Эрнесто де ла Круса. Нашему юному герою сочувствует только пес с дебильным выражением морды, смешно болтающимся языком и иронично говорящим именем Данте. Переломный момент настает с переломленной об асфальт гитарой и горькой обидой отчаявшегося пацана, насильно приговоренного к продолжению семейного обувного бизнеса вместо карьеры музыканта. Триггером к неожиданному посещению мальчишкой Страны Мертвых становится шокирующее умозаключение о том, что погибший на сцене де ла Крус — и есть тот самый гастролер, оставивший малютку Коко, — прапрадедушка Мигеля. О, Santa Maria, какие страсти!

Неподражаемая находчивость «пиксаровских» креативщиков, как и мастерство аниматоров, видна с первых же секунд. Подобно тому, как проникновенно была рассказана история главного героя мультфильма «Вверх» в первые 12 минут картины, летопись рода Ривера разворачивается перед нашими глазами в блистательном графическом исполнении на цветастых декоративных салфетках, развешенных к празднованию Дня мертвых. Один из двух режиссеров мультфильма Ли Анкрич специально ездил в Мексику и подробно изучал нюансы национальных верований и ритуалов. Анкрич признается: чем ближе он знакомился с темой Дня мертвых, тем сильнее она его захватывала. Нет ни единого повода не верить, ведь только полное погружение в материал могло позволить добиться такого мощного эффекта при передаче как визуальных аспектов праздника, так и сакральных. «Тайна Коко» невероятно красива: уходящий в небеса мост между мирами, сотканный из миллиардов лепестков оранжевых бархатцев — традиционных «цветов смерти», гипнотизирующее мерцание свечей и вспышки фейерверков. Пышные архитектурные формы мексиканского барокко в мире живых и безумная игра красок в фантасмагорических локациях мира мертвых. Список эстетических удовольствий продолжают симпатичные волшебные животные от более-менее узнаваемых драконов и грифонов до совсем причудливых — пестрые проводники душ в загробной жизни.

Умный и нетривиальный, многослойный и трогательный комедийно-музыкальный мультфильм «Тайна Коко» — услада для глаз, ума и сердца

Мелодичные гитарные переливы и приятные песни делают «Тайну Коко» высококлассной музыкальной лентой, для которой было записано более 78 минут оригинального саундтрека. И, конечно, все это торжество было бы невозможным без фирменного первосортного «пиксаровского» юмора. Рассмешить могут кости-нунчаки, упавшая в прямом смысле слова челюсть, тонкое подтрунивание над сюрреалистичным творчеством Фриды Кало и ее любовью к автопортретам. Вишенка на торте — конкурс талантов среди скелетов-музыкантов, тут уж каждый эпизодический жмурик — искрометная находка. У специалистов студии Pixar, впрочем, никогда не было проблем с проработкой персонажей, так что даже мертвые здесь, что неудивительно, живее всех живых. К слову, для русскоязычного зрителя в мультфильме припасена не вполне приличная «пасхалочка», либо не замеченная, либо осознанно пропущенная при дубляже, — вывеска, мелькающая на заднем плане буквально секунду. Совершенно безобидная для испаноговорящего мексиканца, но вызывающая, судя по реакции в кинозале, истерический хохот у самых внимательных взрослых зрителей из числа наших с вами соотечественников.

Умный и нетривиальный, многослойный и трогательный комедийно-музыкальный мультфильм «Тайна Коко» — услада для глаз, ума и сердца. Это изящно обыгранное поверье о том, что усопшие могут навестить родных на бренной земле, если те ставят их фотографии, но превратятся в ничто, как только окажутся совсем забытыми. Твисты, поджидающие мальчика Мигеля, неунывающего скелета Гектора и сопровождающего их зрителя в плотных хитросплетениях лукавства славы и успеха с зовом сердца и семейным единством, достойны уровня Шьямалана времен «Шестого чувства». Борясь за справедливость и традиционную нравственность, герои двигаются к финальному эпизоду с бабулей Коко, который выбивает слезу искренне и по-настоящему, без «запрещенных» приемов из умилительного арсенала Хатико и иже с ним. Ненавязчиво взывая к пониманию того, что есть Память — в самом важном и возвышенном смысле этого слова.