Хан Соло: Звёздные Войны. Истории (Solo: A Star Wars Story), 2018, Рон Ховард

Добрыня Никитич – о новом эпизоде сериала «Звездные войны. Истории»

Едва ли будет совсем уж стыдно признаваться, что «Хана Соло не смотрел, но осуждаю» — горемычная лента Диснея обладает всеми теми недостатками, что ей с таким удовольствием приписывали едва ли не с самого старта съемочного процесса и, как ни странно, глядели в самую воду: необязательность, несостоятельность, несоответствие общему духу франшизы. Откровенно скучный космовестерн о трудностях логистики влачит свое существование на обезличенных планетах, населенных невнятными второплановыми героями, даром, что в исполнении Вуди Харрельсона, клепающего роли, более похожие на камео, чем на полноценный перфоманс, с удручающей для качества скоростью, или звездящим Дональдом Гловером, обещания сольного фильма которому раздавали, скорее, под впечатлением от видео This is America, чем от его достаточно скромной работы Ландо Калриссианом.

Кадр из фильма «Хан Соло: Звёздные Войны. Истории»

Заглавный Олден Эренрайк честно старается, а Эмилия Кларк столь же искренне кривляется в донельзя плоских мизансценах, и все это представление бессмысленно ровно настолько, насколько можно с интересом следить за заранее известными сюжетными линиями: Хан и его первая возлюбленная не будут вместе (принцесса Лея, как известно, дама моногамная), Соло и Чуи заберут «Сокола» себе, а имея еще четыре эпизода с контрабандистом в теле Хариссона Форда в качестве двухчасовых спойлеров каждый, серьезно рассчитывать на хоть сколько-нибудь возможный физический ущерб этой парочки может разве что совсем неофит космоопер, еще не втянутый в семейные дрязги Скайуокеров, однако большой вопрос, зачем стороннему зрителю вообще тратить свое время на сущую безделицу, от которой со страшными лицами открещиваются самые ортодоксальные фанаты.

Обсуждать сольник Хана Соло как самостоятельное произведение безынтересно, а как часть вселенной Звездных Войн – грустно

Как ни парадоксально, все эти спин-оффы разной степени удачности нужны именно фанатам и даже больше, чем кому бы то ни было – их катапультирует обратно в те времена, когда весь тот (бесполезный и не очень) багаж знаний, что они накапливали несколько фильмов кряду, был действительно жизненно необходим для понимания ситуации и жарких споров с подвижниками; теперь же он необходим для объяснения новообращенным, ничего не понимающим юнцам, как должно быть, что такое канон и почему ни один спин-офф не дотягивает до оригинала. Даже участие Форда в седьмом эпизоде, кажется, не вызвало столь сильной ностальгии по его воплощению Хана Соло, как сделал это сольный фильм, именно потому, что там все не так, как они помнят – сколько эйфории от возможности блеснуть причастностью к легенде! Парадоксальная суть спин-оффа –  быть осуждаемыми за эксплуатацию любимых образов, будучи при этом отличным поводом к этим самым образам вновь вернуться; смотреть нельзя ненавидеть, продукт, обреченный на хейт вне зависимости от своего реального качества по совершенно разным причинам: художественным, этическим, сарафанным. Обсуждать сольник Хана Соло как самостоятельное произведение безынтересно, как часть вселенной Звездных Войн – грустно. Кинокот Шредингера, дилемма о выживании которого решается всего парой минут ностальгии.