Миссия невыполнима: Последствия (Mission: Impossible — Fallout), 2018, Кристофер МакКуорри

Стас Селицкий — о новой части франшизы с Томом Крузом

Глава террористической группировки «Синдикат» Соломон Лейн был пойман и сдан на растерзание спецслужбам разных стран, но его дело продолжили многочисленные агенты под прикрытием, именуемые апостолами. Цель последних – вдохновение понурых обывателей посредством терактов с применяем ядерного оружия. Для этого диссидентам нужны три плутониевых ядра, которые гуляют по черному рынку.

Итан Хант возвращается «в поле», чтобы доказать раз и навсегда – трюковое кино в эпоху преобладания графики еще живо, а у Тома Круза для балласта по два свинцовых ядра. Скепсис по отношению к актеру уже давно носит анекдотический характер с грустной подоплекой в основе, и последняя «Миссия», как ни странно, – хороший повод пересмотреть свое отношение к личности в частности. Последние десять лет Круз закостенел в жанре боевика с Томом Крузом, предпочитая работу с одними и теми же профессионалами области, и это ему лично нравится больше всего. Из этих знакомств выстрелил режиссер последних двух частей франшизы Кристофер Маккуорри, в новой серии закономерно взявший прежний курс.

Кадр из фильма «Миссия невыполнима: Последствия»

Особенностью «Миссий» всегда оставалась диковатая эклектика серии, больше похожая на поиск нефальшивых нот, – эта градация от старомодного европейского детектива до стремительных экшн-сериалов, от стерильности и неуклюжести боевика девяностых до глупости уже чисто сценарной и, конечно же, научной. И все это для того, чтобы прийти к общему знаменателю. Здешний мир – это мир утонченных убийц, тройной рокировки по части дружественности протагонисту и часто забавных злодеев, страшных только на словах и по контексту далее. Это синергия времен противостояния Холодной войны, европейских киллеров по найму из справочника и забористого приключенческого настроения – пистолет с глушителем здесь используют после того, как пытались решить проблему старым-добрым динамитом.

Маккуорри, изучив общую механику серии, справедливости ради решил притормозить и не платить разменную монету по части новизны, улучшив слагаемые по отдельности и вспомнив про введение мощных второстепенных персонажей всего на одну часть (усатый Генри Кавилл). Увы, лавочка стилистической лотереи прикрыта – фильм с классической трехактовой структурой сюжета, свойственной почерку Маккуорри-Круз, отличается от предыдущей ленты по большей части технически. Больше натуры, постановки и цепкого Тома Круза. Главная составляющая, она же и самоцель, – лебединая песня трюковой стойкости Круза, находящего все новые способы взбодриться без кофеина и фармацевтики. При этом у «Последствия» беспроигрышная монтажная динамика и приятный темпоритм, искусственно укорачивающий большой хронометраж. На настоящий медляк разводят строго один раз, где буквальным образом цитируется эпизод из «Темного рыцаря» Кристофера Нолана с долгими планами города с подготовкой для неотвратимого.

Особенностью «Миссий» всегда оставалась диковатая эклектика серии, больше похожая на поиск нефальшивых нот, – эта градация от старомодного европейского детектива до стремительных экшн-сериалов, от стерильности и неуклюжести боевика девяностых до глупости уже чисто сценарной

«Миссия» так и не отвечает на вопрос, кто же такой Итан Хант, – отменный эквилибрист и рыцарь нескольких кинематографических эпох, защищающий интересы демократии до дрожи в руках и коленках. У каждого хорошего агента должно быть много секретов. Жизнь Итана и сама уже больше похожа на анекдот. У него есть по меньшей мере два русских альтер-эго («Миссия: Невыполнима 2», «Протокол Фантом»), он пережил две клинические смерти («Миссия: Невыполнима 3», «Племя изгоев») а между сериями потерял руководства больше, чем жен и девушек (Энтони Хопкинс, Лоуренс Фишборн вне кадра, Джон Войт и Том Уилкинсон в кадре). Понимание приходит прямо на передовой в кинотеатральном кресле – тот опыт, что мы проживаем вместе с его персонажем важнее любой предыстории. Он живой герой, но его жизнь, она с выдержками из сюжетных, жанровых видеоигр, где повторяющее из раза в раз превозмогание – сам по себе элемент драматургии, основанный на системе лишений и стремлений. При сомнительной аляповатости характера лучшие злодеи для сериала – те, у кого есть строго заданная цель, неважно почему, чтобы итоговое противостояние было акцентировано фиктивным идеализмом сторон и роковой условностью, о чем говорят до боли прямолинейно в конце этого фильма. Так как колба эмпатии к персонажу полнится подобной энергией, то желательно каждый его выход должен быть эффектнее и сложнее по прогрессии. Начальство орет, как в старых полицейских боевиках, чисто для галочки. Кажется, это уже поняли и искушённые сценаристы, до сих пор заимствующие бородатые элементы из восьмидесятых и девяностых. Именно поэтому они замяли романтические линии твердым кирзовым сапогом. Именно поэтому из Джереми Реннера не сделали полноправного оперативника серии. Именно поэтому по заветам последнего героя жанра должен «тащить» Круз. Ведь вокруг этого белого света даже сильнейшим героям снятся плохие сны.