Два раза в одну лужу

Скрюченный домишко (Crooked House), 2017, Жиль Паке-Бреннер

Армен Абрамян рассказывает об экранизации Агаты Кристи

Так уж вышло, что в один прокатный период нас одарили двумя экранизациями Агаты Кристи. Одна – с приличным бюджетом, помпезная, шумно разрекламированная, вышедшая большим количеством копий, а другая – скромная, неброская, в отечественном прокате даже дубляжа не удостоившаяся.

«Скрюченный домишко» — менее известный роман Кристи, чем «Убийство в Восточном экспрессе», менее значимый по замыслу, но и он весьма занимателен. Интригующая шарада, содержащая парочку остроумных сюжетных поворотов и интересную развязку. Для сегодняшнего зрителя, привыкшего уже ко всему на свете, раскрытие личности убийцы неожиданным может и не показаться, но для своего времени (дата публикации – 1949 год) финал, касающийся в некоторой степени табуированной темы, определённо мог вызвать шок. Королеве детектива, впрочем, было не привыкать раздвигать жанровые границы, во многом ею же и созданные. Не удивительно, что, несмотря на пристальное внимание кинематографистов к наследию Агаты Кристи, этот роман экранизирован впервые.

Кадр из фильма «Скрюченный домишко»

По фабуле перед нами предельно классический детектив, уже от аннотации к которому веет нафталином. Умирает богатейший фабрикант. По первым признакам – случайность, но внучка София подозревает, что дедушку отравили, и приглашает в родовое поместье частного детектива Чарльза Хейворда. Когда-то Софию и Чарльза связывал романтический интерес, но для Софии – это дело прошлое, а вот Чарльз по-прежнему страдает по богатой принцессе… сия подробность, разумеется, делает его пристрастным в своих расследовательских изысканиях. Домочадцы не рады визитам чужака, и, стоит ли говорить, что у всех у них имелся мотив желать смерти вредному старикашке, державшему ближайших родственников под контролем, манипулируя их слабостями, ставя их в кабальную финансовую зависимость от собственных причуд.

Следуя давней традиции экранизаций Кристи, на роли эпизодических «подозреваемых», собирают ансамбль узнаваемых лиц. В данном случае труппа может похвастаться Кристиной Хендрикс, Джиллиан Андерсон, Гленн Клоуз, Джулианом Сэндзом и — в качестве вишенки на торте – Теренсом Стэмпом в роли полицейского. Эта компания талантливейших артистов действительно радует преимущественно комичными, доходящими до гротеска мизансценами. Чего не скажешь о совершенно безликих и скучных главных героях, лица которых не запоминаются, а игра ничем не выделяется. Речь о Стефани Мартини (София) и Максе Айронсе (Чарльз).

Сам же фильм сработан без затей. С чётким соблюдением заданного ритма. Максимально близко к тексту. Со всевозможным старанием. Со стилизацией под ретро-идиллию неспешных британских сериалов. Собственно, выше уровня тех самых телевизионных эпизодов картина не поднимается, представляя собой всего лишь ещё одно «чисто английское убийство». И проблема здесь не в литературном материале (достойном), не в сценарии (удачном), а в режиссёре (посредственном). Для француза Жиля Паке-Бреннера – это вторая подряд экранизация остросюжетного англоязычного романа с убийствами и скелетами в шкафу. И оба раза он, делая вполне добротные образчики жанра, всё же садится с ними в лужу, оказываясь в тени более одарённых коллег.

Для француза Жиля Паке-Бреннера это — вторая подряд экранизация остросюжетного англоязычного романа с убийствами и скелетами в шкафу. И оба раза он, делая вполне добротные образчики жанра, всё же садится с ними в лужу, оказываясь в тени более одарённых коллег

Два года назад Паке-Бреннер снял «Тёмные тайны» по роману Гиллиан Флинн. Тогда его работа была подавлена вышедшей ранее другой адаптации Флинн – мастерской «Исчезнувшей» Дэвида Финчера. В этот раз он уступил театрализовано-барочному «Убийству в Восточном экспрессе» Кеннета Браны. При том, что постановки француза аккуратно следуют букве первоисточников, как такового кинематографического начала в них несоизмеримо меньше. И вот снова режиссёр обнаруживает неспособность взаимодействовать с литературным текстом и переплавлять его в хрупкую материю магии экрана, предпочитая не отступать от тропы, которую уже проторил писатель. Да, Паке-Бреннера не попрекнут адепты фанатичного буквоедства, но какой в этом толк, если прочие не воздадут почести за смелость художественного видения и оригинального мышления.

Книга Агаты Кристи содержит в себе характерную для писательницы иронию над благообразием чопорного британского высшего общества и хитрую игру с ожиданиями читателя. Почувствуй Паке-Бреннер эту затаённую фигу, у него мог выйти восхитительный (главное, актуальный) социальный фарс, играющий уже с ожиданиями зрителя. Но режиссёр ограничивается очень и очень узкими рамками детективного материала в его самом поверхностном понимании. «Скрюченный домишко» получился лучше «Тёмных тайн», но только потому, что сама структура экранизируемого романа здесь проще и удачнее поддаётся адаптации. Дважды войти в одну реку – сложно, дважды вляпаться в одну лужу – запросто.