Риддик (Riddick), 2013, Дэвид Туи, рецензия

Стас Селицкий находит, что новый «Риддик» идеально подходит эфирной политике телеканала ТВ-3

Волей случая самый разыскиваемый космический преступник Риддик опять скрывается на безлюдной планете, пытаясь выжить среди неблагоприятных условий. На открытом плато он находит заброшенный аванпост. Понимая, что дольше он не протянет, бритоголовый решает включить спасательный маячок, заодно посветив своей физиономией в камеру. За наглецом прибывают два совершенно разных отряда наемников.

Лучше всего Риддик выступил в видеоигре про себя любимого. Персонажем видеоигры он и остался

Третья часть самой неровной киносерии про Риддика в исполнении Вина Дизеля предлагает, по сути, то же самое, что и первый фильм «Черная дыра»: дикая планета, нехитрые монстры и призрачная надежда на спасение. Если бы не одно «но» ― сопереживать кому-то, кроме матерого уголовника в сварочных очках, нет ни необходимости, ни смысла. В «Хрониках Риддика», сиквеле первой ленты, авторы намеренно поменяли угол: былого засранца против его воли сделали главгероем, скрипучий научно-фантастический жанр сменили на космическое фэнтези, где люди летают на звездолетах, но дерутся на секирах и ножах. Через десять лет они, наконец, поняли, какой гремучий микс создали, но, увы, на всю катушку им больше не пользуются. Лучше всего Риддик выступил в видеоигре про себя любимого. Персонажем видеоигры он и остался, потому что в кино таких уже не пускают. В этом смысле старая команда (режиссер Дэвид Туи и Дизель) за скромные деньги, собранные из личного кармана, сотворили практически чудо, даром что «Риддик» все так же подходит для ночных показов на канале «Первый мистический». Начальная и самая любопытная треть худо-бедно связывает «Хроники» с продолжением и оставляет захиревшего героя один на один с условиями. Вторая дает старого-доброго «Рэмбо» в футуристическом антураже на уровне неплохих сериалов. Скоропалительная третья, как и весь фильм, отсылает к тому, с чего все начиналось. Неплохо для персонажа, успевшего побывать на страницах черновых сценариев женщиной и смертником.