Кибер (Blackhat), 2015, рецензия

Анна Дедова считает, что перерыв, сделанный Манном после съемок «Джонни Д.», не пошел режиссеру на пользу

Скрывающий свою личность кибертеррорист решает посягнуть на основы мирового порядка, по сети взорвав атомную электростанцию в Китае и наведя шороху на бирже. При этом объектом для атаки почему-то выбран рынок сои. Китайские киберинженеры обнаруживают зацепку в коде, с помощью которого компьютерный вирус доставляется к месту назначения. Оказывается, что один из представителей Народной Республики лично знаком с создателем пресловутого кода – ныне сидящим в тюрьме за кибермошенничество суперпупермегахакером Ником Хэтуэем. Теперь последний в обмен на свободу должен раскусить хитрые планы неизвестного злодея и спасти мир, которому угрожает непонятно что, но обязательно с приставкой «кибер».

Бросив мимолетный взгляд на начальные кадры нового фильма Майкла Манна, можно поставить режиссеру диагноз «Верните мне 1993-й». Когда фильм о зависимости межгосударственных связей от случайного клика мышки или нажатия «Enter» открывают бегающие по оптоволоконным кабелям точечки, сделанные в стиле плохих 8-bit, от визуальной части уже не стоит ждать ничего хорошего. Когда в картине, повествующей о компьютерных гениях, главную роль играет не харизматичный хипстер, а здоровенный бугай, занырнувший в образ Ивана Драго, на актерской аутентичности можно смело ставить крест. Кастинг-директоры, скорее всего, решили, что за уровень интеллекта в команде кибермстителей должны отвечать азиаты, независимо от уровня своего исполнительского мастерства, но мы, зрители, не будем такими непорядочными расистами в отличие от предержащих власть в Голливуде. Наконец, когда в развитии сюжета ленты, жанрово идентифицирующей себя как триллер, весь саспенс состоит в том, что… хотя нет, простите, когда саспенс отсутствует напрочь, убитый всеми возможными клише про когда-то оступившихся хороших парней, помогающих ФБР/ЦРУ/АНБ/ (нужное агентство подчеркнуть) распутать это дельце, можно смело говорить о старческой творческой немощи.

kiber-2

Логично предположить, что если зрителю будет охота просто полюбоваться на виды Джакарты, он включит канал National Geographic

Перерыв, сделанный Манном после съемок «Джонни Д.», отнюдь не пошел режиссеру на пользу, окончательно вырвав из кинематографической реальности, связь с которой, судя по «Киберу», он больше не нащупал. Герои фильма как будто не имеют ничего общего с окружающей действительностью, действуя по шаблонам замшелой древности, в какие-то моменты закручивая любовные интрижки, в другие – переживая боль утраты, столь необходимую для бурления в крови священной жажды мщения, не забывая отполироваться предательски потребительским отношением государства к собственным слугам. О главной отличительной черте собственного режиссерского почерка, известной еще по «Схватке» — противостоянии двух фактурных личностей по разные стороны закона, Манн здесь благополучно забыл, оставив исполнителя главной роли Хемсворта бороться с тенью, с пустотой, которая обзавелась совершенно невнятными мотивами и материализовалась в облике головорезов из Б-шного боевичка. Запомнившаяся по предыдущим криминальным проектам работа над сценами перестрелок никак не нашла себе здесь приложения операторских сил, ограничившись духом старой доброй Контры и лишив тем самым унылый кусок кинематографа последних надежд на зрелищность.

Остается только недоумевать, зачем бюджет картины нужно было вкладывать в натурные съемки по всему миру вместо того, чтобы вооружившись зеленым ковром, потратить лишний доллар на консультантов по собственно кибернетическим атакам. Ведь логично предположить, что если зрителю будет охота просто полюбоваться на виды Джакарты, он включит канал National Geographic. Но, наблюдая за перипетиями сетевого триллера, тот же зритель захочет изумиться хакерским многоходовкам, а не любоваться на насупленное тыканье в клавиатуру, напоминающее вырезанные сцены экспериментов из «Восстания планеты обезьян». В итоге «Кибер» получается никчемным по всем фронтам порождением промахнувшегося десятилетием режиссера, провалившегося в отчаянной попытке выглядеть хоть сколько-нибудь современным. Кто знает, может, лет через десять Манн снимет подростковую антиутопию, ведь понятие «свежо» для него наверняка относительно.