Я, Франкенштейн (I, Frankenstein), 2013, Стюарт Битти, рецензия

Артур Шафеев более-менее полностью ломает нового «Франкенштейна»

Отвеселившись с Росомахой трансильванскими сказаниями, разгромив Дракулу, Маришку и тех двух с менее памятными именами, монстр товарища Франкенштейна сквозь столетия и горизонты отправляется в дни настоящие, во времена ещё более враждебные, чем ранее, но на сей раз ни лохматого Хью, ни сисястой Кейт рядом в помощниках не оказывается, а из примечательных организмов в кадре — лишь бездарный выблядок крепкого орешка, что, конечно, уже исключительно отвратительно. Новая история небезызвестного существа, которое на сей раз нарекли Адамом и наградили внешностью Аарона Экхарта, разворачивается на фоне многовековой вражды двух кланов созданий мифических и могущественных. Естественно, оба клана, как и румынский Володька парой веков ранее, желают овладеть Экхартом, отчего война становится жестокой и кровопролитной настолько, насколько позволяет детский рейтинг фильма.

 Экхарту только грузчиков да президентов США и играть.

Взяв за основу графический роман, как нынче принято с умным лицом называть комиксы, некто режиссёр решил создать нечто визуально стильное, готичное, брутальное и, конечно, предельно зрелищное. Но при всей мрачности города современного, летучие гаргульи и рогатые бесогоны, что безуспешно соревнуются в рукопашных боях с Адамом, доверия не внушают по причине тотальной идиотии происходящего, которая начинается с мотивации мифических созданий, а заканчивается уже с титрами. По степени упоротости «Я, Франкенштейн» — примерно с тех же полей, что и не слишком удачные «Легион» и «Пастырь», но если последние подкупали сказочным долбославием да фактурными главными героями, то у «Франкенштейна» и с этим беда — тематика уныла, а Экхарту только грузчиков да президентов США и играть.

Несмотря на кучу попыток быть похожим на фильмы достойные и не очень, «Франкенштейн», по большому счету, повторяет путь «Мстителя» Фрэнка Миллера, который тоже пытался являть собой нечто достойное, но был скоропостижно и навсегда забыт. Так и «Я, Франкенштейн» совсем скоро растворится в бесконечности настолько убедительно, что кассовый провал фильма даже не станут включать в лучшие фиаско года.