По секрету — всему свету

Сноуденс(Snowden), 2016, Оливер Стоун

Игорь Нестеров рассуждает о «Сноудене» Оливера Стоуна и советует заклеить камеры на ноутбуках.

После аморфных нулевых минувшая пятилетка, наконец, сделала первые наброски к портрету XXI века, по крайней мере – к первой его половине. Теперь даже завзятый скептик вряд ли станет спорить, что наша реальность всё быстрее обрастает цифровой кожурой: ещё не полная матрица, но уже не чистая материя. Смартфоны глазеют всевидящим оком, небо жужжит беспилотниками, людей сканируют соцсетями. Государство пристально исследует личность, как химик молекулу водорода, только вместо микроскопа – интернет, а вместо увеличительного стекла – шпионская программа. Есть лишь одна загвоздка – в роли исследователей такие же люди, которых порой гложит совесть, и милосердие иногда стучится в их сердца.

Как только контрактник ЦРУ Эдвард Сноуден поведал миру о шалостях американского правительства, экранизация его подвигов стала вопросом времени. Появление идеи этой экранизации в диссидентской голове Оливера Стоуна выглядит даже не закономерностью, а скорее — неизбежностью. За 30 лет творчества Стоун успел коснуться едва ли не каждой больной мозоли родной сверхдержавы — от убийства Кеннеди до «крестовых походов» Буша-младшего. Разоблачения мятежного спецслужбиста подоспели, как нельзя вовремя, ведь фантазия 70-летнего мастера явно изголодалась по свежей конспирологии, а две предыдущих стоуновских ленты («Особо опасны», вторая часть «Уолл-Стрит») воспринимались скорее, как потешные самоповторы, чем режиссёрские откровения.

snouden-retsenziya
«Сноуден», рецензия

Последняя работа Стоуна укрепляет во мнении, что новаторский дух голливудского провокатора с годами изрядно поугас. Если в «Прирождённых убийцах» сюжет вертелся чёртовым колесом и изобиловал макабрическими вставками, а в биографических «Дорз» напоминал психоделический трип, то «Сноуден» классичен и подражателен во всём, вплоть до деталей. Многие эпизоды отчётливо перекликаются с оскароносной документалкой Лоры Пойтрас «Citizenfour», которая первой попыталась обобщить итоги шпионского скандала и сноуденовских признаний. Военная муштра в армейской учебке, где будущий перебежчик начинает служить Дяде Сэму, отдаёт неприкрытой и неуместной кубриковщиной. Все сюжетные события сменяют друг друга в традиционной последовательности, не выходя за пределы прочного, но плосковатого байопика.

Однако стоит признать, что фильм Стоуна, проигрывая в оригинальности и новизне, плотно заряжен кинематографической энергией. Каждая ключевая сцена наполнена обличительным режиссёрским пафосом, а все актёры (даже Николас Кейдж) удачно попадают в образы. И Шейлин Вудли, сыгравшая подругу Сноудена, и Рис Иванс, воплотивший влиятельного спецслужбиста, и Тимати Олифант, исполнивший роль резидента под прикрытием, умело передают атмосферу недоверия и паранойи. Почти сразу зритель попадает во власть стоуновской стихии, в которой рядовой агент ЦРУ – лицемер и подлец, средний чиновник – трус и приспособленец, а высокопоставленный силовик – узурпатор и враг рода человеческого. Открыто ненавидя всех, кто опутывает планету электронными сетями и нажатием кнопки вершит судьбы, Стоун искусно идеализирует главного персонажа.

««Сноуден» — посвящение герою кибервойны, в которой всё чаще лэптоп под мышкой и флешка в кубике Рубика заменяют вальтер за поясом и нож в сапоге. Информационная эпоха уже породила на свет немало таких героев: Джулиан Ассандж, Брэдли Мэннинг, Джеффри Стерлинг, и каждый из них шёл на риск не ради денег, известности или признания, а ради большой идеи.»

Парадоксально, но в идеального стоуновского Сноудена веришь гораздо охотнее, чем в того самого Эдварда, который многозначительно и честолюбиво смотрел в камеру Лоры Пойтрас. Частично оттого, что сам Стоун глубоко убеждён в главном: в бескорыстии беглого программиста. Режиссёр на пальцах объясняет, что поступок Сноудена – это не самопиар и не предательство, а отчаянное решение человека, который вдруг осознал, что правительство страны, в которой он родился и которой служил, относится к людям ровно с тем же пренебрежением, что и банальная ближневосточная деспотия. По сути «Сноуден» — посвящение герою кибервойны, в которой всё чаще лэптоп под мышкой и флешка в кубике Рубика заменяют вальтер за поясом и нож в сапоге. Информационная эпоха уже породила на свет немало таких героев: Джулиан Ассандж, Брэдли Мэннинг, Джеффри Стерлинг, и каждый из них шёл на риск не ради денег, известности или признания, а ради большой идеи.

Создателей первого художественного фильма об Эдварде Сноудене можно поздравить с успешной популяризацией образа идеалиста современности. Цифровая эра нуждается в своих Фиделях, и Оливер Стоун обнаружил, что они уже вышли из подполья. Сноуден не штурмовал бастилий, не свергал диктаторов, не строил баррикад, но он весомо, грубо, зримо дал понять, что мир становится тесней, человек – уязвимей, а государство – изощренней в своей мании контролировать и подавлять. И совершенно неважно, чем прикрывается это государство – Актом «Патриот» или Пакетом Яровой. Поэтому лучшее, что мы пока можем сделать – заклеить камеру на ноутбуке и спрятать мобильник в микроволновку. Хотя бы во время «кухонных разговоров».