Я очень возбужден (Los amantes pasajeros), 2013, Педро Альмодовар, заметка

Армен Абрамян рассуждает о кризисной простоте нового фильма Педро Альмадовара.

Самолёт в воздухе неисправен. Экипаж и пассажиры в курсе. Всем наплевать. Все готовы умереть, но умереть с оргазмом. Большинство этих «всех» — люди нетрадиционной сексуальной ориентации. Суть действа – типичный буфф.

Проще, конечно, воспринимать этот похабный утренник передышкой перед очередным арт-броском мэтра

Альмадовар впал в кризисную неслыханную простоту. Когда-то открытые им Бандерас и Пенелопа Крус светятся в камео словно дармовые статисты, а общий тон новой комедии отдаёт неконтролируемой эпатажностью его ранних опусов. Только то, что тридцать лет назад выглядело безудержной смелостью, здесь вызывает в большей степени недоумение. Оставаясь открытым геем, Альмодовар едва ли когда-либо являлся нишевым художником. В предыдущей «Коже, в которой я живу» режиссёр артистично помечтал о желании обрести женское тело. Трип продолжается. Теперь речь о благодатной изоляции геев, лесбиянок, равных им распутных натуралов и алчущих секса невинных дев где-то в облаках. Сатира на гетеросексуальный тип взаимоотношений через отрицание оного выдалась откровенно беззубой, а местами и вовсе глупой. Искать смыслы вплоть до пенетрационной версии «Меланхолии» Триера – барское дело зрителя. Проще, конечно, воспринимать этот похабный утренник передышкой перед очередным арт-броском мэтра. Припадать к истокам в поисках вдохновения – дело терпимое, лишь бы в меру.

Армен Абрамян