Принцесса Монако (Grace of Monaco), 2014, Оливье Даан, заметка

Антон Фомочкин задается риторическими вопросами ругая кинобиографию Княгини Монако.

Последний съемочный день Грейс. Ее провожают аплодисментами. Больше не актриса. Княгиня, которая должна заучивать этикет, забыть про прямые и честные формулировки, мило улыбаясь, помалкивать в обществе влиятельных «друзей» супруга и быть хорошей матерью. Народ не особо рад американке в своих краях. Шарль де Голль настроен не дружелюбно, и требует введения подоходного налога. Как-то не вовремя приезжает Хичкок, предлагает новую роль (стоит отметить, не в самом своем лучшем, в итоге, фильме). Кто-то сливает информацию. Как-то сложно все.

Все сводится к серии открыток «Грейс в разных интерьерах».

Первый вопрос, вероятно риторический, почему британская пресса так злорадствовала после каннской премьеры? Ведь хуже «Дианы», к счастью, не вышло (да и вряд ли выйдет в ближайшее время). Вопрос второй, ответ на который знает только Харви Вайнштейн. Что можно вырезать из фильма, в котором практически ничего не происходит? В «Принцессе» полно недостатков. Поверхностный, наивный, акцентирует внимание на конфликте, который с натяжкой интересен, но не особо заметен в истории Монако. Да и Кидман тянет образ только на крупных планах (казалось бы). На общих – возрастное расхождение с Келли (и пластическое вмешательство), наиболее заметно.

Конечно «Принцесса» — мертвая композиция, это понимает и Даан, потому распрощавшись с обязательным для восторженных биографий мотивом – она играет лучшую роль, пытается спасти государство, а еще и мужа любила. Все сводится к серии открыток «Грейс в разных интерьерах». Стоит отдать должное, один раз сходство все-таки заметно. Но и к технической стороне возникают вопросы. Стилизация удается (хотя бы пустоту обернули в красивую упаковку), но зачем переходить с рельсов на ручную камеру? Да, я понимаю, выражает контраст между размеренным, плавным ходом времени и эмоционально напряженными моментами. Только раздражает это неимоверно. Раздражает и сглаживание углов, расчесывание реальных фактов, после переноса, которой на кинематографическую почву, все становится слишком просто и помпезно. Это не невыносимое зрелище, открытки все-таки красивые, да и Кидман все еще достаточно мила. Вот только не стоило. Ну, правда, переносить на экран судьбу национальных любимиц, принцесс, княгинь, гиблая затея. Не верите? Спросите у Хиршбигеля.

Антон Фомочкин