//50 оттенков Полански

50 оттенков Полански

Венера в мехах (La Vénus à la fourrure), 2013, Роман Полански, рецензия

Иоахим Штерн сравнивает «Венеру в мехах» с «50 оттенками серого» и заключает – сермяжная проза Э.Л. Джеймс смешнее нового фильма Полански

Париж. Погорелый театр. Драматург Тома, утомленный непроходимой глупостью пришедших на кастинг актрисок, собирается пойти домой к молодой невесте. Тома хотел дебютировать в режиссуре постановкой спектакля, переосмысляющего классическое произведение Леопольда фон Захер-Мазоха, но прослушивание как-то не задалось – кандидатки на роль Ванды играют шлюх и лесбиянок, а автору нужна la femme fatale, обладающая высокой степенью богичности. Тут в театр и приходит дама средних лет, пережевывающая бабл-гам с тщанием шагющего экскаватора. Тома пытается выгнать очередную претендентку, но та пускает в ход женскую хитрость, и прослушивание начинается – дама будет доминировать, режиссер будет подчиняться, а реквизитом им послужит собачий ошейник.

Хорошая новость: Полански снова всех обманул и экранизировал не ветхий текст Захер-Мазоха, но модную пьеску драматурга Айвза, что привело к повышенной концентрации прибауток, хохм и бонмо. Этот карнавалистский трюк идет «Венере» только на пользу – захермазоховскую пошлятину лепят не актеры, играющие поехавших на почве подчинения героев, но актеры, играющие актеров, играющих ролевиков с плеткой и тяжелым детством. Не подвела и режиссура – мастер уверенно дирижирует немногочисленным актерским составом, а минималистичные декорации провоцируют клаустрофобию. Плохая новость: Полански увлекся формой, позабыв о содержании, что привело к неожиданному результату – игривая вроде бы «Венера» оказалась тяжеловесным и, говоря откровенно, пресноватым фильмом.

Феминизм еще в прошлом веке протух до состояния антиквариата, bdsm стал частью массовой культуры, а двусмысленные шутки – не лучшая приправа к пижонскому сценарию, который старается выглядеть остроумнее, чем он есть

Едва ли, впрочем, можно было ожидать иного. Феминизм еще в прошлом веке протух до состояния антиквариата, bdsm стал частью массовой культуры, а двусмысленные шутки – не лучшая приправа к пижонскому сценарию, который старается выглядеть остроумнее, чем он есть. Ну да, интеллигентствующий герой мямлит, а вульгарная героиня командует парадом и вычисляет кличку собаки героя с помощью уличной магии и дедуктивного метода (собаку, кстати, назвали в честь Жака Деррида, и это обстоятельство достаточно полно характеризует здешний юмор). Ну да, Сенье с огоньком играет богиню, роковую девушку с полей, Амальрик дает тютю, слюнтяя и извращенца, а сам Полански жонглирует карикатурными автоцитатами – наиболее очевидные приветы автор посылает «Горькой луне» (откуда в «Венеру» перекочевала Сенье и общая нездоровая атмосфера) и недавней «Резне» (которую с «Венерой» роднит саркастическая камерность происходящего), но вообще здесь можно найти и другие его работы, от «Ножа в воде» до «Жильца».

Тем не менее, качественное с постановочной точки зрения кино выглядит в итоге слишком скучным и чересчур претенциозным – для такого материала подобная характеристика выглядит более-менее прилично (могло быть много хуже), но от мастеров калибра Романа Полански ожидается обыкновенно нечто большее. Иначе говоря, есть тут и куртуазные шутки на тему пятидесяти оттенков серого, и бенефис прекрасной в своей многогранности Эмманюэль Сенье, и общая хитровыдуманность концепции, но в итоге лучшим во всей «Венере» местом стал вступительный пролет камеры сквозь угрожающе темные скелеты деревьев. Пролет, предвещающий зрителю погружение в огромный и черный сон, где хмели черны, а розы слишком алеют – увы, вместо этого получилась лишь стильная, но не слишком смешная комедия, в юмористическом плане уступающая как помянутой выше «Резне», так и какой-нибудь Э.Л. Джеймс, незамысловатая проза которой куда забавнее и честнее нового фильма живого классика.

AlteraPars: рецензия Антона Фомочкина

Рассылка
Хронология: 2010-е 2013 | |
Автор: |2019-01-05T20:10:40+00:0030 Май, 2014, 17:27|Рубрики: Рецензии|Теги: , |
Сергей Феофанов
Гонец постмодернизма, ловец солнц и ювелир слова. Беспрестанно проверяет на прочность потенциал кириллицы. Рассудителен, вальяжен, аристократичен и находчив. Выкован из осколков забытых истин и вольфрамового стержня станции «Мир». Не выходит из дома без Айпэда, треуголки и мыслей о России. Держал Бога за бороду, но отпустил из жалости.
Сайт использует куки и сторонние сервисы. Если вы продолжите чтение, мы будем считать, что вас это устраивает Ok