Люси (Lucy), заметка

Иоахим Штерн о том, что обладающий грацией носорога Люк Бессон снял бесстыдное, глупое и амбициозное кино.

Умудренный сединой профессор рассказывает парижской (или не парижской – честно говоря, запамятовал) аудитории о безграничных возможностях человеческого мозга. Глуповатая американская студентка рассказывает азиатской мафии о том, что, фигурально выражаясь, «я не я, и лошадь не моя, и я не извозчик». Азиатская мафия зашивает студентке в живот партию бесценного груза и отправляет дуреху к европейским партнерам. По пути бесценный груз растворяется в организме студентки, и та становится чем-то средним между Спинозой и Дартом Вейдером. Впереди – встреча с профессором, удручающе вторичные олухи-полицейские, адреналиновые покатушки, «Кояанискатси» для бедных и «В мире животных» без Николая Николаевича Дроздова.

Временами сочетание мегаломанского пафоса и задорной глупости даже завораживает, но in toto «Люси» напоминает выступление человека с расстройством речи.

Что можно сказать в итоге? Перед нами (все это произносится, естественно, голосом того самого Николая Николаевича Дроздова, коль скоро Бессон решил оставить энималплэнетовские вставочки без подходящей озвучки) возмутительное в своем бесстыдстве кино, столь же амбициозное, сколь и глупое. Временами сочетание мегаломанского пафоса и задорной глупости даже завораживает, но in toto «Люси» напоминает выступление человека с расстройством речи. То есть первые минут пять слушать даже прикольно, но затем почему-то начинает надоедать. Нет, местами автор включает самоиронию (лучший момент фильма — тот, в котором обыкновенно тупой коп спрашивает у заглавной героини, зачем он ей нужен), но вообще это, конечно, дикая халтура, осложненная манией величия. Халтура за гранью вкуса, приличий и вообще чего угодно.

До крайности богичная старушка Йоханссон эволюционирует из драпированной леопардом блондинки в Сверхчеловека, вокруг нее суетятся какие-то люди, а Морган Фримэн пытается понять, что он забыл в пятой серии сериала о марсельском такси. В середине фильма Бессон натыкается на неразрешимое драматургическое противоречие со слишком крутым героем, но и это не останавливает старого шарлатана — режиссер с грацией носорога сносит стоящую перед ним стену, махнув рукой на последствия. Ну да, героиня слишком крута для азиатских мафиози — значит, с мафиози будет сражаться кто-нибудь другой, а героиня в это время будет отвечать на главный вопрос Жизни, Вселенной и Всего Остального. Вспоминаются тут не столько даже «Области тьмы», сколько навязчивые коммивояжеры, предлагающие вам купить набор из самозатачивающихся ножей и получить в подарок утюг и протестантскую Библию. А это все же не совсем то, чего мы ожидаем от ненаучно-фантастических фильмов со Скарлетт Йоханссон в главной роли.

Иоахим Штерн