Путешествие Гектора в поисках счастья (Hector and the Search for Happiness), заметка

Глеб Шашлов о том, что Гектор милее угрюмого Уолтера Митти.

«Счастье – это когда тебя не бьют» (с) М.Али

Гектор – психолог «в самом расцвете сил» переживает кризис самоидентификации: живет предсказуемым хоббитом во фрутовом кефире, завидует эмоциональному диапазону психопатов и мечтает понюхать пороху, вызнав, что такое настоящее счастье у монахов, богатеев, шлюх и бандитов. Он отправляется путешествовать восторженным туристом, молиться, есть и любить, почему-то оставив дома прекрасную жену (Розамунд Пайк, впрочем, после «Исчезнувшей» нет доверия) – видимо, чтобы вернуться просветленным.

Откровений нет, но оно и понятно – тяжело ждать откровений от духоподъемного кино про побег из рутины, да и не нужны они, «Путешествия» милы методами: Гектор тырит у всех судьбоносные авторучки и рисует симпатичные, хоть временами и порнографические, скетчи.

«Путешествия Гектора в поисках счастья» — визуальные комментарии к побитым молью максимам, наивная экранизация пирамиды Маслоу, почти по-гоголевски прямолинейная галерея известных стереотипов, где герой со щенячьим восторгом набивает очевидные шишки. Счастье – это деньги и удовольствия. Счастье – это забота и помощь. Счастье – это дом и надежда. Счастье – это самореализация, батат и убежать от наркомафии. Для завершения, в принципе, понятного ассоциативного ряда недостает только вишенки на торте – нет гэга а-ля «счастье – это отлить после 3 литров пива». Сеанс психоанализа, для которого не надо платить терапевту, хватит DVD. Одни люди откладывают счастье, другие – берут в кредит. Неофитов всегда тянет на запретное (эх, дольче вита, шлюхи и кокаин – ну почему, скажем, не шахматы, альпинизм или ядерная физика). Откровений нет, но оно и понятно – тяжело ждать откровений от духоподъемного кино про побег из рутины, да и не нужны они, «Путешествия» милы методами: Гектор тырит у всех судьбоносные авторучки и рисует симпатичные, хоть временами и порнографические, скетчи. Гектор при малейшей смене обстановки лучится инфатилизмом всамделишного, каноничного туриста и настраивает сознание на позитив. Гектор милее, живее и любопытнее, чем угрюмый тюфяк Уолтер Митти. Интересных или парадоксальных выводов нет, да и зачем– вполне можно ограничиться малым. Не можешь изменить условия – меняй attitude, счастье у каждого свое, Кесарю — Тарантино, Юпитеру — Миядзаки. А лучше – все сразу.

Глеб Шашлов