Чем дальше в лес… (Into the Woods), заметка

Виктория Горбенко о фатальности путешествия в лес пессимизма.

Вечно голодная девочка не доносит пирожки умирающей бабушке. Золушка третью ночь подряд тусуется на балах и водит дружбу с пернатой бандой, выклевывающей глаза ее недругам. Когда часы двенадцать бьют, не карета оборачивается тыквой, а прекрасный принц – банальным бабником. Впрочем, Джек по-прежнему тугодумен и вороват, а Рапунцель по первому зову скидывает всем подряд свою косу. Страшное случается, когда эта разношерстая компания сказочных персонажей, будто сбежавшая с предновогодней костюмированой вечеринки, одномоментно оказывается в волшебном лесу. Туда же направляется простодушный Пекарь и его чуть менее простодушная жена. Они, знаете ли, заключили сделку с местной ведьмой: четыре артефакта (корова, что молока белее; плащ, алый, как кровь; прядь волос, желтых, как кукуруза; туфельки, что злата дороже) в обмен на снятие старинного проклятья и возможность зачать ребенка.

Пятиминутного бенефиса Джонни Деппа слишком мало, чтобы компенсировать перманентные кривляния Криса Пайна.

Бродвейская постановка, перенесенная на экраны имеющим подобный опыт режиссером «Чикаго» Робом Маршаллом, на поверку оказалась зрелищем невразумительным. Конечно, было бы в корне неверно ожидать чего-то примечательного, ведь и мюзикл – жанр крайне легкомысленный, и «Дисней» — уже не торт. Но получилось же совсем недавно пересказать на новый лад старую сказку о злой колдунье Малефисенте, где весьма удачно были стерты границы между привычным добром и злом. «Чем дальше в лес» следует, вроде, тому же принципу: давно знакомые положительные герои здесь становятся заложниками своих желаний и страстей, а самой разумной и человечной оказывается ведьма в исполнении хорошеющей с годами Мэрил Стрип. Только вот редких проблесков прекрасного злого юмора в череде однотипных заунывных песнопений недостаточно, чтобы кино было язвительным. Пятиминутного бенефиса Джонни Деппа слишком мало, чтобы компенсировать перманентные кривляния Криса Пайна. Коллективная истерия на болоте после парочки нехарактерных для сказочного хэппи-энда смертей никак не способна придать истории должной мрачности. Да и вообще, любой оригинальный ход, растянутый на целый музыкальный номер, неизбежно превращается в безвкусную жвачку. Одним словом, создатели покинули зону уютного семейного кино и ломанулись в темный лес едкого пессимизма, да и сгинули там из-за собственной беззубости и компромиссности. И тут им впору только закрутиться волчком и со стыда провалиться сквозь землю, подобно героине Мэрил Стрип, которая, как уже говорилось, там действительно самая адекватная.

Виктория Горбенко