Пляж (The Beach), заметка

Анна Дедова о выглядящей сейчас как диснеевская сказка картине Дени Бойла.

Эскапировали, эскапировали да неповыэскапировали

Американец Ричард присоединяется к плотной толпе других яппиствуюших американцев, с энтузиазмом выгружающихся из самолета на влажную почву Таиланда, рай для тех, кто хочет провести время горячо во всех смыслах этого слова. Но для того ли молодой человек бросил все нажитое за океаном, чтобы потной задницей просиживать кресла в местечковых кинозалах, раз за разом провод ночи в дешевых мотелях? Желанный для героя смысл жизни обнаруживается в бреднях полусумасшедшего обладателя безумного акцента из соседнего номера, который делится с Ричи картой таинственного острова. Там, существуя по заповедям «бананы, кокосы, анашовый рай», обретается колония хиппи. Однако, по незнанию, Ричард нарушает первое правило любого клуба, и теперь ему откроется обратная, темная, сторона коммуны.

Поэтому сейчас, спустя 15 лет после выхода картины «Пляж» выглядит всего лишь как полудиснееевская сказка, первый бойловский заход на миллионера из трущоб, а для того, чтобы спрятаться внутри себя можно найти кинематографические варианты и правдоподобнее.

«Пляж» Дэнни Бойла очень удачно вписывается в контекст той самой ручки, до которой дошел западный мир, удрученный капиталистическим самим собой на рубеже XX и XXI столетий. Вся та новомодная беготня от самого себя, не доведенная до паланиковской крайности, обрела здесь форму инфантильных курсов молодого бойца в диких условиях. Собственно, даже центральному образу Ричарда жутко не хватает не то, что глубины, но внутреннего, периодически перемыкаемого от опостылевшего беловоротничкого существования нерва. Он сам напоминает не уставшего до мешков с гречкой под глазами астеника, а пышущего здоровьем, но мающегося дурью братца Марио из компьютерной игры, которую так тщательно имитировал Бойл в одной из джунгли-сцен. Да, пусть главной идеей картины и является разоблачение лживой насквозь псевдофилософии дауншифтеров, подобных Сэл, поэтому ничего, кроме недоумения порядки в коммуне вызывать, скорее всего, и не должны. Но так и остается загадкой мотивация, влекущая героев к таинственному острову, ну, конечно, не считая, колосящихся там сокровищ. Ведь каждый из них без сожалений и раздумий оставил так полюбившийся край халявы, чуть только на горизонте начал выступать призрак проблем реальной жизни. Поэтому сейчас, спустя 15 лет после выхода картины «Пляж» выглядит всего лишь как полудиснееевская сказка, первый бойловский заход на миллионера из трущоб, а для того, чтобы спрятаться внутри себя можно найти кинематографические варианты и правдоподобнее.

Анна Дедова